На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Архимандрит Тихон (Шевкунов): «У нас нет демократии … к счастью. В противном случае, было бы ещё хуже»

Не только о современном политическом строе в России, а так же в США говорил наместник московского Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов), отвечая на вопросы иркутян после просмотра его фильма «Византия. Последний урок». Острый историко-политический фильм вызвал и острые вопросы у зрителей к его автору. Ответы на них мы вам и предлагаем.

По признанию отца Тихона, главной задачей его визита в Иркутск была попытка организовать вместе с писателем Валентином Распутиным региональное отделение церковно-общественного Совета по защите от алкогольной угрозы «Общее дело». Поэтому речь свою гость нашего города начал с этой больной темы.

«Антиалкогольную» компанию Русская Православная Церковь начала несколько лет назад. О том, насколько алкогольный вопрос актуален в России, говорят хотя бы недавние инициативы президента. Да впрочем, что там президент, достаточно внимательно посмотреть вокруг. «У нашего монастыря есть своё хозяйство в Рязанской области, - рассказал отец Тихон. - Ужас в том, что всё больше и больше работников на селе - люди приезжие. В средней полосе, это в основном наши соседи из Среднеазиатских республик. А всё потому, что наши спились. У нас в хозяйстве тысяча голов крупнорогатого скота. Из «убитого» хозяйства мы сделали передовое. Не так давно закупили элитный скот, и загубить его очень не хотелось. Так вот, когда мы собрались правлением колхоза, первое что все сказали – только наших не брать. Загубят скотину, потому что спившиеся, не могут работать. Сейчас мы берём замечательных работников – таджиков». Как видите, всё это актуально и для Сибири. Иркутск, например, давно ест китайские овощи.

В тесной связке с «алкогольным», идёт национальный вопрос. Он тоже был задан на встрече, и отец Тихон признался, что ни разу не слышал из уст официального лица удовлетворительного ответа. «Знаете, я по Москве недавно шёл и увидел совершенно обычную картинку, но мне она резанула глаз, - поделился батюшка. - Сидели шестнадцати – семнадцатилетние подростки, было видно, что это русские ребята. Рядом стояла скамейка, но они сидели на корточках и разговаривали, как это принято на Кавказе. Это знак того, что ментальность государствообразующего народа постепенно меняется. Мне приходится очень часто исповедовать, в том числе и ребятишек. Так вот, девочки рассказывают, что мальчик сегодня может подойти и со всей силы ударить девочку в лицо. Совсем ещё недавно, такое было просто немыслимо. У меня нет панацеи, но нужно продумать на всех уровнях, как мы можем сохранять то самое главное, что есть у нас – милосердие, любовь, сострадание, веру».

Что касается фильма, сам автор назвал его «фильм-притча, последний урок Византии, который она ещё может нам дать». Вопросов было много: философские и совсем простые, злые, сочувственные, возмущённые. Разные голоса раздавались в зале. Главное, что не было равнодушных.

- Сценарий, по которому сегодня развивается Россия, во многом повторяет тот, который вы показали в своём фильме, и который привёл к гибели величайшей империи - Византии. Если церковь это понимает и видит, то почему же её голос сегодня так слаб?

-Потому что выбито очень многое и та, временная, надеюсь, дряхлость, которая обуяла всё русское общество, она и в церкви тоже.

- Смотрели ваш фильм наши правители?

- Не знаю. Наверно, смотрели.

- Сделала церковь вывод из трагедии 1917 года, каков он и нужно ли церкви более активно влиять на мирскую жизнь?

-Что касается, выводов, их сделано много. В первую очередь, как мне представляется, изучая тогдашний церковный опыт, страшную шутку сыграла с нами наша пассивность. Крайний либерализм и толерантность, о которой сегодня так много говорят, господствовали тогда в церкви. Ведь накануне революции амвоны были революционными трибунами. Огромное количество семинарий стали средоточием революционной деятельности. Например, Тифлисская семинария, в которой учился Сталин. Студенты православных учебных заведений глумились над иконами. Некоторые были настолько революционно настроены, что расстреливали своих ректоров. Одного ректора недострелили, сделали инвалидом. Потом всё-таки добили. Наверно, нам нужно, прежде всего, понять, как народ – богоносец мог до такого дойти.

Мне представляется, что самой страшной силой, которая подточила государство, была банальная антигосударственная пропаганда во всех слоях общества. Два – три десятка лет этой пропаганды при попустительстве властей, сделали своё страшное дело.

Нечто подобное, кстати, происходит и сейчас. Считается, что у нас нет государственной идеологии. Неправда. Стоит только заглянуть в телевизор, и увидишь что в головы подрастающего поколения вёдрами вливается совершенно определённая идеология. И там даже речи нет ни о России, ни о любви, ни о помощи и сострадании ближнему. Если мы этого не изменим, если не будем обращаться в государственные структуры и требовать, чтобы вот это было изменено, последствия могут быть ужасающими.

- Сейчас огульно охаивают советское время, и РПЦ поддерживает эти голоса. А я вот думаю, что в советское время у человека Бога в душе было больше, чем сейчас. Хотелось бы узнать ваше отношение к Сталину, с которым страна, между прочим, выиграла Великую Отечественную войну.

- Я не согласен с теми, кто огульно перечёркивает наше советское прошлое. Почему нас заставляют стыдиться того лучшего, что было в нашей истории? Это, конечно, полный абсурд и нормальный человек, особенно православный, никогда не поддастся на уловки такого рода. Было много в советском периоде того, что разрушало Россию. Но исторически так сложилось, что на смену страшному большевизму, пришло государственническое отношение к своей стране. Потом оно тоже менялось и в последние годы советской власти, это уже был грандиозный, тяжелейший упадок. То предательство, которое совершили представители советской элиты, было просто ужасно. У них были все возможности сохранить государство, но они его продали и разорили всё, что только могли. Могли бы больше, разорили бы ещё больше.

А стыдиться своего советского прошлого, думаю, России совершенно не следует. Да были вещи, которых мы не можем не ужасаться. Например, страшные репрессии. Было страшное братоубийство. В результате оказалась вырезана часть лучшего крестьянства, лучших рабочих, интеллигенции. Гордиться этим невозможно, это трагическая страница нашей истории, но от этого она не перестаёт быть именно нашей историей. Заставить нас охаивать нашу историю невозможно. То же самое касается и Сталина. Как я себе представляю Сталина, это был великий политический деятель. Другое дело, что это был человек, для которого цель абсолютно оправдывала любые средства. А целью для него было государство и его личная власть в этом государстве. Признавая все ужасы раскулачивания, расказачивания, репрессии, многие историки говорят о том, что в той ситуации только он и мог выиграть эту войну.

- Что вы такое говорите! Позор! – крикнул из зала седовласый мужчина.

- Ну, я что думаю, то и говорю. В духовно-нравственном смысле, Сталин принёс неисчислимое зло народу. Если смотреть с точки зрения государства, он делал всё чтобы его сохранить.

- Не кажется ли вам, что большая часть ответственности за беды России лежит на власти, а не на коммунистах, большевиках, меньшевиках и так далее?

- Безусловно, на власти. Народ в историческом процессе «существо» ведомое. Народ попускает, но ответственность лежит на власти.

- Что же тогда РПЦ сотрудничает с режимом Путина-Медведева?

- Не надо так драматизировать. Другое дело, что нам многое не нравится, и мы эти вещи со своей колокольни хотели бы исправить и видеть иначе. Об этом мы каким- то образом говорим, в том числе и этим фильмом. Но говорить «режим Путина-Медведева»… Страна выбирала, что уж теперь…

- У нас нет демократии!

- Нет демократии, к счастью. В противном случае, было бы ещё хуже. (Смех в зале). Что такое демократия? США – бесспорно демократическая страна. Однако, это тоталитарная демократия. Если ты идёшь по определённому коридору, всё в порядке. Шаг влево или вправо – в тюрьму. Там самое большое количество заключённых. Есть темы, которые категорически нельзя озвучивать, даже сидя в кафе с друзьями.

Но некоторые вещи, у меня лично, вызывают хорошую зависть. У нас в селе, за восемь лет, ни один молодой человек, выучившись, не вернулся домой. Мы их отправляем учиться в сельхозакадемию, оплачиваем обучение, они уезжают и больше не возвращаются в село. А вот в США молодёжь с удовольствием остаётся в своих родных городках, на фермах. В средней американской семье по 3-4 ребёнка. Это не может не вызывать восхищения. Ну а в том, что США – жёсткое имперское государство, у меня нет никаких сомнений.

В человеческой истории неистребимо желание быть наследниками Римской империи. Византия была Римской империей, Россия была третьим Римом. В США сенат располагается в Капитолии. Там, на Капитолийском холме течёт ручеёк, который называется … Тибр. Ни больше и не меньше. А про имперские орлы, которые там на каждом шагу, я даже не говорю. Так что, американцы очень чётко осознают себя имперским государством. Мы, по сути, тоже являемся имперским государством, только до конца осознать этого не можем. Империя – это не какой- то комплекс неполноценности, который мы снова хотели бы в себя влить. По определению, империя – это государство, которое включает в себя многие народы, обладает единым языком и культурой. Это сущность России, и когда мы её забываем, много проблем у нас возникает.

Отец Тихон рассказал, что перед выступлением к нему подошла инициативная группа, требующая закрыть передачу «Дом2». К самому требованию батюшка отнёсся с полным пониманием, но попросил перенаправить его по более точному адресу – в Кремль.

- Взрослый человек не может смотреть эту передачу, но вся беда в том, что её смотрят дети от 10 до 14 лет. А потом они начинают «в это» играть, и жить так, как живёт «Дом2». Поменяв некое количество «шалостей», в детском, по сути возрасте, человек потом ни психологически, ни физиологически уже не может создать семью. Вот в чём ужас. Мы, священники видим плоды, этого дикого разложения, когда на исповедь приходят дети, и признаются что они живут как в «Доме2». Что делать? Мы можем все писать в правительство, в администрацию президента и требовать, чтобы вот это на телевидении было прекращено. Получится или нет, другой вопрос, но хоть это в наших силах. Детей развращают самым прямым образом.

Продолжением проекта «Общее дело», наверняка станет работа с сиротами. Статистика по детским домам идёт страшная. Из их воспитанников 40% становятся рецидивистами, 40% спивается, 10% кончают жизнь самоубийством и только 10% адаптируются к обществу. Вопрос надо решать. В советское время он был гениально решён Макаренко. Это был единственный человек, у которого в принципе получилось это сделать в 20-м веке. Его трудовые лагеря выпускали будущих директоров заводов, писателей, учёных и так далее.

Не думаю, что всё будет очень быстро, но внедрить опыт Макаренко хочется.

- Верите ли вы в то, что в спившейся российской глубинке ещё сохранился какой-то духовно-нравственный потенциал?

Конечно, верю. Были времена и страшнее. Помните смутное время, когда поляки дошли до Москвы, захватили Кремль, в Успенском соборе служили католики. Все бояре присягнули Лжедмитрию, все архиереи, кроме двух, присягнули Лжедмитрию. Мать царевича Дмитрия, инокиня Марфа, дрожа от страха, сказала: «да, это мой сын». К сожалению, наша история такова. Но рано или поздно находятся такие люди, как патриарх Иов и патриарх Гермоген, Минин и Пожарский, которые смогли поднять и повести за собой весь народ. Когда доходит дело до критической точки, начинается серьёзное пробуждение.

Представляется, что нынешняя ситуация, и без того очень сложная, усугубляется обстоятельством, которого раньше у России часто не было. Это сильные и энергичные противники у наших границ. Если не помощь Божья, соединённая с усилиями, на какие мы только способны, страну конечно, можно потерять. Мы сказали, что могли. Но у меня вовсе не такой пессимистический взгляд, потому что я верю в громадный потенциал России и в Божий Промысел над ней.

P. S. Встреча с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) проходила в Иркутске, в Драматическом театре им. Н.П. Охлопкова в рамках фестиваля «Сияние России» почти год назад. Но, как видите, вопросы, которые обсуждались на ней, всё ещё актуальны.

Елена Трифонова
Фото с сайта Иркутской епархии