На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

 

Албазинская икона

Киренск никого не может оставить равнодушным. Старинный сибирский городок, где ещё живы ладные деревянные дома, увитые резным кружевом, где улочки словно уводят в глубь веков и где река синим поясом охватывает весь город. Город лежит на полуострове, охваченный Леной и Киренгой почти со всех сторон и река стала его кормилицей и защитницей. Синяя река, как синий омофор Пресвятой Богородицы. На память из этого города у меня осталась Албазинская икона Пресвятой Богородицы. Древняя святыня напрямую связана с Киренском.

История чудотворной иконы неразрывно связана с освоением русскими огромного по территории дальневосточного региона. К сожалению, затерялись в истории события, связанные с первоначальным явлением святого образа. Но можно с достоверностью утверждать о глубокой древности почитания Албазинской иконы Божией Матери. Чудотворной она считалась еще задолго до перенесения ее в Приамурье из Сибири. Своим же названием самая почитаемая на Дальнем Востоке православная святыня обязана двадцатилетнему пребыванию в Албазинском остроге, а также в расположенном невдалеке от него Спасском монастыре.

XVII век

Первое упоминание об Албазине датировано 1650 годом, и связано с именем Ерофея Хабарова. Известно, что был он хлебопашцем, и попал на Лену после того, как якутский воевода Головнин отобрал у него землю и соляной завод в устье реки Куты. Тогда Ерофей Хабаров испросил разрешения у Сената начать освоение пахотных земель в устье реки Киренги. До сих пор чуть выше Киренска стоит деревня Хабаровка, а на бывших пахотных землях Ерофея теперь раскинулся Киренский аэропорт. Однако, об этом поговорим позже. А пока, вернёмся в глубину веков.

Не остался на Киренге Хабаров, отправился дальше — на Амур. Возглавляемый им отряд землепроходцев занял на верхнем Амуре городок даурского князя Албазы, имя которого осталось в названии русского острога – Албазинский. Не долго простоял острог, в 1658 году маньчжурам удалось разрушить Албазин, а также несколько других русских поселений и городков. И всё равно, это было только начало русского освоения Амура.

В 1665 году на Амур пришла группа беглых казаков во главе с лихим человеком, Никифором Черниговским, приговоренным к смертной казне за убийство илимского воеводы Обухова. Но история запомнила его не преступником, а казаком, послужившим укреплению Отечества Российского и славе его. На месте Албазинского городища казаки из отряда Черниговского возвели новый острог, ставший центром вольной казачьей республики. Обустроившись, казаки предприняли активные действия, чтобы заслужить прощение Государя. Для достижения этой цели они быстро принудили к покорности местное население и стали брать с них ясак. Население Албазина постепенно увеличивалось. Сюда стекались казаки и промышленные люди из остатков разных экспедиций, беглые крестьяне и «гулящие люди». Вокруг острога стали появляться русские заимки и зимовья. В 1672 году, после получения собранного на Амуре ясака и челобитной грамоты от албазинцев, в Москве был издан указ, согласно которому Черниговский подлежал помилованию и назначался царским приказчиком в Албазине.

Тут нужно сказать, что в месте с отрядом Черниговского на Амур из Киренска прибыл иеромонах Гермоген. Прибыл не своей волей, а в качестве заложника. Казаки «прихватили» с собой старца, спасаясь от царского гнева. Велико было в народе уважение к старцу Гермогену. В 1663 году он основал Усть-Киренский Свято-Троицкий мужской монастырь. Твёрдо веруя в Промысел Божий, всё устраивающий во благо, старец не стал роптать на казаков, а благодушно покорился своей нелегкой участи и еще больше усилил молитвенные подвиги иноческой жизни. В те трудные годы освоения восточных регионов, именно православное духовенство явилось основоположником и носителем духовной крепости и духовной культуры первопроходцев. Русские поселенцы, достигавшие восточных окраин Руси, были там первыми христианами и соответственно, первыми миссионерами . Потому, общее правило звучало так: «где зимовье ясашное, там и крест или впоследствии часовня, где водворение крепостное, там церковь и пушка, где город, там управление воеводское, огнестрельные снаряды и монастырь, кроме церкви».

Строго следуя этому правилу, первым делом казаки возвели возле Албазинского острога часовню в честь Николая Чудотворца. На территории острога была еще одна часовня в честь Воскресения Господня. Позже на этом месте построили Воскресенскую церковь с приделами в честь Владимирской иконы Божией Матери и Архангела Михаила. А в 1671 году в четырех километрах выше Албазина игумен Гермоген основал монастырь во имя Всемилостивейшего Спаса. По другую строну Албазина, в одной версте вниз по Амуру, старцем Гермогеном с братией была устроена еще пустынь с церковью и основано пашенное хозяйство. В отстроенном старцем Гермогеном монастыре и его подворье подвизались всего четыре монаха, которые зарабатывали себе на жизнь тем, что мололи албазинцам на двух монастырских мельницах зерно, и занимались кузнечным делом. Вот в этой маленькой обители и находилась святая икона Пресвятой Богородицы «Слово плоть бысть». Старец Гермоген принёс её с собой из Киренска.

"Слово плоть бысть"

Как считают исследователи, икона эта могла быть написана при участии духовных властей Сибири для церковного богослужения. В первой половине XVII века из городов Устюга Великого, Соли Вычегодской и других городов северной окраины России, в Тобольск были присланы несколько иконописцев. Это событие укрепило в Сибири иконописную школу. Отныне здесь писались иконы для всего необъятного восточного региона от Урала до Камчатки. Возможно также, что Албазинская святыня была привезена кем-то из этих мастеров, так как все указывает на то, что стиль письма ее довлеет к северной школе иконописи. По некоторым данным, таких икон было написано две. Одна из них была выполнена в виде панагии, названная «Благодать Несущая». Есть предположение, что написал их в 1492 году некий Никодим-схимник.

Согласно Нерчинскому договору, заключенному в 1689 году после многих лет противостояния маньчжур и русских, Албазинский острог подлежал уничтожению, а русские были вынуждены покинуть Приамурье. Еще раньше отсюда была унесена чудотворная икона. В 1685 году, когда под нажимом маньчжур, казаки впервые оставили крепость, ушел с ними и старец Гермоген. Святой образ Богородицы “Слово Плоть Бысть” он перенес в город Сретенск, а сам вскоре отправился в свой родной Свято-Троицкий Киренский монастырь, где через год и скончался. Именно в Сретенске принесенная им святыня получила название «иконы Албазинской Божией Матери» и стала символом утверждения русских в крае. А старец Гермоген и поныне почитается в Киренске как местночтимый святой.

XIX век

Приамурье вновь стало российской территорией только во второй половине XIX столетия. В 1858 году в город Благовещенск – центр новообразованной Амурской области – была перенесена епископская кафедра обширной дальневосточной епархии. В 1868 году по рекомендации первосвятителя Амурского владыки Иннокентия его преемником был назначен епископ Вениамин (Благонравов).

Новый архиерей из Сретенска прибыл к месту служения вместе с Албазинской иконой Божией Матери. Памятная надпись на серебряной ризе гласила: «Сия Албазинская икона Божией Матери принесена из Сретенска в Благовещенск Преосвященным Вениамином, епископом Камчатским, Курильским и Алеутским в июне 1868 года при первом вступлении в свой епархиальный город». Святыню сразу поместили в Кафедральном соборе в честь Благовещения Божией Матери.

Благодаря усердию архиерея в возрожденный Албазин вернулась другая святыня из легендарной крепости — образ Спаса Нерукотворного, также принесенный на Амур, а позже унесенный в Сретенск старцем Гермогеном. Преосвященный Вениамин проявил себя достойным приемником и продолжателем святительских начинаний святителя Иннокентия. С увеличением числа храмов при нем появились списки Албазинской иконы для большинства из них. Один список был подарен цесаревичу Николаю Александровичу – будущему императору Николаю II во время посещения им Благовещенска 4 июня 1891 года.

Почитание православными христианами чудотворной иконы в Приамурье росло год от года и увенчалось вскоре тем, что осенью 1895 года указом Святейшего Синода был учрежден общеепархиальный праздник в честь святой Албазинской иконы Божией Матери, который ежегодно стал отмечаться 9 марта (22 марта — по новому стилю). В этот день в Кафедральном соборе и в других храмах епархии служились, как неизменно служатся и сейчас, праздничные литургии и молебны. В дальнейшем от Святейшего Синода было получено разрешение на перемещение святыни по приходам епархии, чтобы жители отдаленных сел могли помолиться у чудотворного образа.

XX век

Чудотворная икона в кафедральном соборе

Резко изменилась благодатная духовная жизнь Приамурского края после 1917 года. В ночь под Успение Пресвятой Богородицы с 28 на 29 августа 1923 года был арестован архиепископ Евгений (Зернов). Таким образом, Благовещенская епархия, лишенная своего канонического архиерея, прекратила существование как полноценная составляющая единого тела Русской Православной Церкви. Хотя впоследствии и были направлены сюда епископы, но до места назначения никто не доехал, архипастырей арестовывали еще до прибытия в Благовещенск.

В 1924 году Благовещенский Кафедральный собор по неустановленным причинам сгорел. Однако, находившаяся там Албазинская икона Божией Матери чудом уцелела и была перенесена в Ильинскую часовню. В 1938 году Пророко-Ильинская церковь была закрыта. Все ее имущество в числе 73 церковных предметов было передано в музей. С этого момента чудотворная икона Приамурья находилась в закрытых хранилищах Амурского областного краеведческого музея.

Только в 1991 году икона была возвращена Русской Православной Церкви и величественным крестным ходом перенесена в Благовещенский храм. Очевидцы тех событий сообщают о многих необычных моментах, происшедших при этом. Так, в морозный ноябрьский день, после того, как икону перенесли в храм, пройдя значительное расстояние по улицам города, остались живыми и надолго сохранились цветы, украшавшие лик Богоматери на святой иконе. Когда же икону занесли в храм, то на ней после изморози появились естественным образом капельки влаги, но стекли они симметрично из уголков глаз Божией Матери. Это участниками Крестного хода было воспринято как чудесное знамение благоволения Царицы Небесной столь важному событию в духовной жизни Приамурского края — третьему приходу к православным чадам великой Святыни Приамурья по вере и молитвам их, по молитвам их славных предков.

В 1997 году была возобновлена традиция паломничества с иконой. За 15 последовавших лет она побывала в Москве, Николаевске-на-Амуре, Хабаровске, Владивостоке, Южно-Сахалинске, Холмске, Чите и Магадане, объехала Биробиджанскую епархию. В 2002 году икону отправили на реставрацию в “Софрино”. Подмосковные специалисты восстановили потертый красочный слой, убрали царапины и трещины, нанесли новый лаковый слой. В 2003 году Албазинская святыня была перенесена в новый кафедральный собор Благовещенска, где пребывает и ныне. Каждую пятницу в 7.00 в Благовещенском кафедральном соборе перед Албазинской иконой Божией Матери совершается молебен с чтением акафиста, чином водоосвящения и елеосвящения.

Снова Киренск

А в Киренске, в старой части города, стоит на берегу реки Спасский храм. Когда-то на этом самом месте появились первые постройки города и среди них - Спассакя церковь, одна из древнейших святынь Сибири. Она стоит и поныне, хоть и пострадала в лихие годы советской власти. А вот Свято-Троицкий монастырь, основанный старцем Гермогеном, не сохранился. Первую, деревянную Троицкую церковь заложили здесь ещё по ходатайству старца Гермогена в 1665 году. Однако, освятить её старец уже не смог, потому что в 1966 году казаки атамана Черниговского увели его на Амур. После возвращения в 1689 году, игумен прожил совсем не долго и скончался в 1690 году. Он был погребён за правым клиросом, в созданной им деревянной Троицкой церкви.

Церковь эта сгорела в 1757 году, а через два года монастырь было решено перенести на более высокое место, в связи с наводнением. Там игуменом Юзифовичем возводятся кельи, ограда с четырьмя башнями, надвратная церковь и другие строения. В 1767 году вместо сгоревшей Троицкой церкви освящается другая — во имя Пресвятой Троицы, устроенная на деньги купца Пежемского. В 1783 году настоятелем монастыря назначается игумен Вонифатий Березин, родом из Великого Устюга. Происходил он из купцов и был «художеством живописец», как утверждают летописи.

1 сентября 1784 года по грамоте Иркутского епископа Михаила, игумен Вонифатий заложил в монастыре каменную Троицкую церковь. Нижний этаж нового храма успели достроить при нём. Игумен сам написал иконы для иконостаса, и 28 января 1790 года освятил придел во имя Пресвятой Троицы. Написал он также иконы для деревянного Троицкого храма, и для Владимирской надвратной церкви, впоследствии освящённой во имя Николая Чудотворца. Строительство верхнего придела нового каменного храма завершилось лишь в 1817 году, и 20 сентября он был освящён во имя Казанской Божией Матери.

Во время революции храму пришлось нелегко. Из скудный строчек путеводителя по Киренску, невозможно понять, что именно случилось, и какое предприятие разместилось в святых стенах. Но и без того понятно, что храм разделил судьбу тысяч святых обителей, раззорённых, растоптанных, осквернённых. В 1944 году Троицкий монастырь даже был взят под государственную охрану. Но это его уже не спасло. В настоящее время от Троицкого каменного храма остался лишь фрагмент первого этажа, где размещается телевизионный ретранслятор. Не сохранился и женский монастырь. Печальное и горькое зрелище представляет собой заброшенный храм. Печальное зрелище представляет собой весь город.

Правда, есть и каменные исторические постройки. Например, на берегу Лены стоит здание строго винокурнного завода. Пустые глазницы оконных проёмов выделяются на фоне кирпичных стен. Оно до сих пор красиво, это здание, построенное в 1906 году. Но желающих заехать сюда всё ещё не находится. Советская власть превратила это здание в тюрьму. В подвале проходили расстрелы репрессированных, которых тут же и закапывали. Найдены останки 86 человек, но поговаривают о том, что нужно искать дальше.

Ночь покрывает всё, стирает и успокаивает впечатления дня. Переправляясь на пароме в новый микрорайон, мы любовались Ленскими огнями, и мне очень хотелось найти какую-то надежду на светлое будущее. Далеко по Лене видно суда, которые возвращаются в город на зиму, встают на прикол. Когда-то Киренская и Алексеевская РЭБ были мощнейшими предприятиями, гремели на всеь север. Но сейчас они в состоянии банкротства. Говорят, за них идёт нешуточная борьба и побеждает в ней московский капитал. Из Киренска уходят капитаны, улетают лётчики, уезжают студенты. «Откроешь газету — одни объявления о продаже квартир, да ещё некрологи», - говорят местные жители.

И только статистика, да ещё отчёт администрации о «Социально-экономическом развитии района» утверждает, что за последний год грузооборот на Киренской и Алексеевской РЭБ вырос, а на территории района реализуется концепция перспективного комплексного социально-экономического развития на период до 2020 года. Значит, какие-то перспективы у района есть. Пока ежегодный отток населения составляет около 400 человек, при том что во всем районе проживает 19805 человек, из них 11476 - трудоспособного возраста. А в деревне Хабаровка, где Ерофей Хабаров возделывал землю,больше не пашут и не сеют. Во всём Киренском районе вообще нет возделывемых земель, нет своего зерна и лишь несколько фермеров занимаются молочными мясным животноводством. Аэропорт, раскинувшийся на бывших пахотных землях, находится в состоянии банкротства. Красивые, старинные дома в деревянном кружеве потемнели и сникли.

И лишь уезжая из города, я неожиданно увидела в Киренском аэропорту ящик для пожертвований с надписью: «На восстановление Свято-Троицкого монастыря». На душе сразу стало теплее и наконец проснулась робкая надежда. Я вспомнила, как мы сидели за столом в межрайонной библиотеке после презентации книги Григория Красноштанова и словаря «Говоров русских старожилов Байкальской Сибири» Галины Афонасьевой-Медведевой, ради которой и приехели в северный город. Библиотекари дарили нам тёплые рукавицы и носки, связанные своими руками, говорили хорошие слова. А на душе было горько от ощущения безнадёжности. И тут поднялся со своего места Виктор Сурнов, приехавший на презентацию из деревни Ключи соседнего Казачинско-Ленского района, и тоже попросил слово. Он сказал только одну простую вещь: когда не на что больше надеяться, остаётся уповать на милость Божию. И подарил библиотеке икону Пресвятой Богородицы «Слово плоть бысть». Сколько раз являла Пресвятая Дева своё особое покровительство над нашей землёй. Может быть, не оставит и сейчас... Ведь незря Она плакала, явившись своему народу после долгих лет забвения.

ТРОПАРЬ АЛБАЗИНСКОЙ ИКОНЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Глас 3

Всемилостивая наша заступнице, / Мати воплотившагося Бога Слова, / явлей чудоточный образ Свой на Амурстей земли, / из него же Благодать обильно изливаеши, / подавая исцеление недугов душевных и телесных. / О, Всеблагая Богородительнице, / непраздных жен в родах Помощнице, / и Взбранной Воеводе победительная, / от нашествия иноплеменных Крепкий Щите, / Православие в концех земли Российстей укрепи, // и подай душам нашим велию милость.

МОЛИТВА, ЧИТАЕМАЯ ПЕРЕД ИКОНОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ «СЛОВО ПЛОТЬ БЫСТЬ»

Богородице Дево, пренепорочная Мати Христа нашего, Заступнице рода христианского!

Пред чудотворною иконою Твоею предстояще, отцы наши молиша Тя, да явиши покров Твой и заступление стране Приамурстей. Темже и мы ныне молим Тя: град наш и страну сию от нахождения иноплеменных свободи и от междоусобныя брани сохрани. Даруй мирови мир, земли плодов изобилие, стране нашей на враги одоление; сохрани во святыне пастырей наших, во святых храмах утруждающихся; осени вседержавным покровом Твоим строителей и благотворителей их.

Утверди в правоверии и единомыслии братий наших; заблуждших же и отступльших от Православныя веры вразуми и соедини святей церкви Сына Твоего. Буди всем притекающим к чудотворней иконе Твоей покров, утешение и пристанище от всяких зол, бед и обстоящий: Ты бо еси больных исцеление, скорбящих утешение, заблуждших исправление и вразумление. Приими моления наша и вознеси я ко Престолу Всевышняго, яко да Твоим предстательством соблюдаеми и покровом Твоим осенями. Прославим Отца, Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков.

Елена Трифонова