На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Бизнес в реликтовой роще

Перспективы развития Мегета не вызвали энтузиазма у жителей посёлка

В посёлке Мегет Ангарского района состоялись общественные слушания по несколько необычной теме – «О предоставлении участка в 3,6 гектара на территории муниципального образования для строительства буддийского дацана». Инициатором проведения слушаний выступала АНО «Центр нетрадиционной медицины», которую представлял буддийский лама Чингис Шалбанов, при активной поддержке местной администрации во главе с Татьяной Власенко.

Несмотря на то что слушания были назначены на 15 часов в рабочий день, людей в небольшой зал заседаний набралось полным-полно, так что пришлось освобождать площадь от столов и добавлять скамейки. Администрация этого, кажется, не ожидала. Секрет многолюдности заключался в действиях местных активистов, которые не только развесили по всему посёлку объявления, но и сопроводили их некоторыми уточнениями. А именно о том, что строительство дацана намечено в реликтовой роще, которая расположена у въезда в посёлок.

И это была чистая правда. Наглядное тому подтверждение – планы-схемы, развешенные в зале. Вглядываясь в них, каждый невольно искал то, что, собственно, предполагается строить – дацан. Но крохотная точка, обозначавшая культовое сооружение, терялась на трёх с половиной гектарах. Зато сразу бросались в глаза такие объекты, как «Закусочная», «Баня», «Индивидуальные жилые дома», «Музей». Потом собранию доходчиво объяснили, что всё это – элементы оздоровительного комплекса, который только так называется – «Буддийский дацан», а на самом деле его функции гораздо шире. 

Люди сразу поняли: куда как шире. Поэтому атмосфера в зале накалилась до предела. Председательствующей трудно было сдерживать хлещущие эмоции. Интересно, что администрация прежде всего попыталась предупредить «межрелигиозную рознь». Хотя, казалось бы, откуда ей взяться в Мегете, где бурятов-то несколько человек, да и те отнюдь не буддисты. Во всяком случае, на слушаниях присутствовали только два представителя этой коренной национальности: один христианской веры, вторая – поклонница шаманизма. Однако прежде, чем предоставить слово ламе-заказчику, с пространной речью выступил продекларировавший себя русским и православным заместитель главы администрации Алексей Агафонов. Он постарался разъяснить, что, во-первых, мы живём на бурятской земле и должны почитать чужую веру, во-вторых, почти все мы больные и нуждаемся в лечении, которое-де лучше всего и обеспечит Центр восточной медицины, а в-третьих, дацан превратит Мегет в туристический рай, некий «Нью-Аршан», принося всему муниципальному округу небывалые прибыли.

Гораздо органичнее воспринимались похвалы буддизму из уст молодой бурятки – спутницы ламы. Ну а затем слово было предоставлено и самому Чингису Шалбанову. Он рассказал, что является лицензированным врачом тибетской медицины, представляет буддийскую общину, зарегистрированную в Ангарске, и намеревается врачевать народ, в первую очередь мегет-ский, избавлять его от многочисленных недугов.

Ламу сразу же засыпали вопросами: «Почему в Мегете?», «Почему у федеральной трассы?», «Почему в сосновой роще?», «И главное, что с нею (рощей) будет, если строительство состоится?».

Видя не очень приветливый настрой будущих пациентов, выступающий заметил, что вообще-то он хотел построить свой центр в более традиционном месте жительства бурят. Но администрация любезно предложила ему место здесь… А что касается природы, то он, как последователь принца Гаутамы, прежде чем сорвать травинку, долго молится и испрашивает позволения духов предков, и поэтому бояться нечего. По подсчётам его группы, в роще вырубят только 57 деревьев под постройки и вместо сосен насадят по буддийскому обычаю кедры, которые украсят лес через… 250 лет.

Пытался расставить точки над «i» главный проектировщик комплекса Александр Чернецкий, но в этом, мягко говоря, не преуспел. Так что основной удар на себя приняла председательствующая на слушаниях Елена Тимофеева.

Вот ушлый слушатель задаёт вопросы: «Будет ли являться земля и все постройки собственностью центра?» – «Да, будет». «Возможно ли отчуждение отдельных объектов и участков, продажа их?» – «Да, возможно, если не изменится их функциональное назначение». 

И слушатель делает вывод: так вот почему пункт питания Центра восточной медицины назван столь неорганично для данного комплекса – «Закусочная». Ведь если отделить её от оздоровительно-духовного целого, прямое назначение «закусочного» предприятия нимало не изменится. То же самое относится и к бане с индивидуальными домами. Возможно, заказчики, а также «группа поддержки» вовсе того и не предполагали, но у людей всё это вызвало большое смущение.

Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что выступления большинства аудитории сводились к следующему. Напуганные ужасной перспективой показаться нетолерантными и веронетерпимыми, почти все начинали свою речь фразой: «В принципе я не против дацана», – и продолжали: «Но вы стройте его не в нашем лесу, а где-нибудь подальше. Этот лес – лёгкие Мегета, и к тому же мы в нём грибы собираем». Это мнение выразилось и в голосовании. 42 – против строительства, 26 – за. Причём группу «заединщиков» составили члены администрации почти в полном составе, включая мегетского мэра – Татьяну Власенко. Один из аргументов администрации, который казался ей очень веским, звучал так: «Да вы этот лес загадили, а люди вам его почистят, благоустроят, так что сами «спасибо» скажете!». Но несознательные слушатели в ответ возмущённо загудели: «А кто же, как не администрация, должен организовывать очистку территории?!». Что касается будущих доходов от туристического бизнеса, которые повысят уровень жизни посёлка, большинство слушателей издавали лишь выразительные междометия.

После слушаний, имевших сугубо «рекомендательный» характер, мы с настоятелем мегетского православного храма иереем Владиславом Владимирским, шаманисткой Валентиной Жабаевой и просто жительницей Мегета Светланой Савватеевой пошли в тот самый лес, где предполагается возведение оздоровительного буддийского центра.

Предзакатное солнце освещало кроны сосен, которые стояли ровно, плотно, очень-очень близко друг к другу. 

– Посмотрите, – обратились ко мне мои спутники. – Можно тут обойтись вырубкой всего 57 деревьев при том количестве объектов, которые запланированы? И потом, стройка есть стройка: надо будет где-то технике проезжать, где-то времянки поставят, где-то материалы сгрузят… 

Представлять всё это, честно скажу, не хотелось. Так хорошо было идти по тихому, чудесному лесу, вдыхая прохладный воздух, пахнущий хвоей. То там то сям действительно попадались пакеты, бутылки и просто бумажки. Но сказать, что роща захламлена, было никак нельзя. Всё, что там брошено нерадивыми мегетцами, очень легко прибрать. Только в одном месте, а именно на въезде, действительно можно увидеть кучи мусора. Но их происхождение объясняется скорее наличием здесь заправочной станции, чем нечисто-плотностью окрестных жителей. Да и эти завалы вполне возможно убрать за час-другой при наличии грузовика и нескольких лопат. 

Со времени общественных слушаний в Мегете прошло более двух недель. Учла ли местная администрация рекомендацию своих жителей? Или по-прежнему намерена осчастливить их сооружением Центра тибетской медицины с буддийским храмом? Что думает обо всём этом администрация Ангарского района, представители которой, кстати, проигнорировали слушания, хотя, по словам мегетских чиновников, были приглашены? Ответ жители Мегета должны получить сейчас, а не тогда, когда в их реликтовый лес заедет первый бульдозер.

Зоя Горенко