На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Родители, обеспокоенные тем, что их дети впали или могут впасть в наркозависимость приглашаются на беседы, которые проходят по средам, в 19.00.

Если у вас есть икона, которая нуждается в реставрации, вы можете обратиться в реставрационную мастерскую. Тел.: 8-914-939-04-47, Андрей Карпов.

В храме ведется сбор пожертвований для малоимущих жителей деревень: одежда, домашняя утварь, бытовая техника и т. п. Любую другую информацию, касающуюся храма, можно получить по телефону 20-15-52.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Долгая дорога к храму

В самом сердце старого Иркутска есть одно здание. Стоит оно на шумном перекрёстке, но словно окутано тишиной. Кажется, ни одна эпоха не прошла мимо, не оставив свои отметины на этих стенах. Это здание бывшего храма Владимирской иконы Божьей Матери, в котором нынче расположилась женская православная гимназия во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Гимназия эта такая же необычная, как и судьба приютившего её храма. Впрочем, это как раз не удивительно, скорее уж наоборот – закономерно.

Православная гимназия

Её видно издалека, так радостно светятся розовые стены с весёлой голубой окантовкой. Каждого входящего здесь встречает большая икона Богородицы с затепленной лампадкой. Колокольчиками звенят девчачьи голоса откуда-то из глубины коридоров: «Богородице, Дево, радуйся…» Это идёт урок клиросного пения. В гимназии знаменитый хор, в котором поют абсолютно все ученицы.

Клиросное пение – один из трёх специфически православных предметов. Кроме него здесь изучают Закон Божий и церковно-славянский язык. Наличие этих предметов в расписании, пожалуй, единственное отличие учебной программы негосударственной православной гимназии. Все остальные уроки – как в любой другой гимназии.

Образовательный уровень задаёт «государственный стандарт образования». «Мы обязаны выполнять все требования госстандарта, для того чтобы получить государственную аккредитацию и лицензию на право ведения образовательной деятельности, – говорит директор гимназии священник Александр Беломестных. – Поэтому знания девочки получат точно такие же, как и в государственном учебном заведении. Мы выдаём им аттестаты государственного образца».

Гимназия имеет достаточно высокий рейтинг. В тройке лучших по району она держится стабильно. В этом году её ученицы поедут защищать честь области на всероссийскую олимпиаду, привычными стали победы в областных и городских олимпиадах. Гимназистки участвуют во всех научно-практических конференциях. Конечно, тяжело тягаться с такими «тяжеловесами», как лицей №3, например. Но у гимназии есть свои сильные стороны. Её преимущество в том, что здесь малокомплектные классы, не больше 20 девочек.

Этот факт, кстати, служит предметом постоянных нареканий со стороны контролирующих органов. В государственной школе учитель получает точно такую же зарплату, а детей у него раза в полтора больше. А по нынешним временам, когда школы негласно подталкивают к укрупнению классов, малокомплектные классы гимназии и вовсе выглядят вызовом профессиональному сообществу. «Маленькие классы – это не наша личная инициатива, – говорит Александр Беломестных. – Мы бы брали больше детей, но не хватает площадей». Учится здесь всего порядка 400 девочек. Но разница между православной гимназией и общеобразовательной школой всё-таки глубже, и она не исчерпывается ни маленькими классами, ни наличием церковных предметов в учебном плане.

Проза жизни

Гимназия является уникальным учебным заведением. Она не государственная, но при этом не коммерческая, обучение в ней остаётся бесплатным для граждан. Это стало возможным благодаря тому, что предметы госстандарта (то есть зарплату учителям-предметникам) на паритетных началах финансируют областной и муниципальный бюджеты. Порядка 30% средств гимназия получает из области, 70% – из бюджета Иркутска.

Всё остальное, и прежде всего церковные предметы, находится на содержании епархии. В отличие от государственной школы, здесь ввели ставки воспитателей, которые тоже оплачивает епархия. В начальной школе воспитатель есть у каждого класса, в старших классах он закреплён за каждой параллелью. Кроме воспитателей, у гимназисток есть духовники. Это священники, которые исповедуют девочек, помогают им решать какие-то духовно-нравственные проблемы. Епархия взяла на себя содержание здания, ремонт, коммунальные расходы.

«Поэтому говорить о том, что наши дети учатся в каких-то привилегированных условиях и государство незаконно финансирует частное заведение, просто некорректно, – считает Александр Беломестных. – Любая частная школа, получив государственную лицензию и аккредитацию, может выходить на муниципальный конкурс и претендовать на финансирование «госстандарта». Именно по такому пути мы и пошли». Если бы девочки учились в обычных государственных школах, на их обучение в бюджете пришлось бы закладывать точно такие же средства. Но при этом государство несло бы затраты на содержание здания, ремонт, коммунальные услуги. В данном случае, наоборот, епархия сняла с государства часть бремени.

Бюджетное финансирование дорого тем, что является залогом стабильности, особенно важной во время кризиса. Например, православная гимназия в Ангарске, которую финансировали частные лица, находится на грани закрытия. Самое печальное, что заложниками в этой ситуации становятся дети. Впрочем, зависимость от государства, которое пока ещё не выстроило чётких взаимоотношений с конфессиями и не всегда имеет инструментарий для придания этим взаимоотношениям легитимной формы, тоже весьма тонкая вещь. А где тонко, там и рвётся. Так будет до тех пор, пока диалог между религиозными объединениями и государством строится во многом на личных контактах и симпатиях первых лиц.

На практике это выглядит примерно следующим образом. Гимназия до сих пор считается едва ли не личным детищем губернатора Бориса Говорина. Всеми силами её старался поддерживать и следующий губернатор, Александр Тишанин. Он даже «продавил» областной закон, согласно которому бюджет области стал выделять православным учебным заведениям финансовую поддержку. Именно тогда сложилась схема паритетного финансирования гимназии. Но при обсуждении бюджета-2009 на сессии Законодательного Собрания прокуратура выступила с требованием об отмене областного финансирования. По замечанию прокурора, только при наличии дополнительных средств бюджет может позволить себе такую роскошь. А нынешний бюджет такими средствами не располагает. Кроме того, законодательная норма принималась до объединения Усть-Ордынского округа и Иркутской области и на новый субъект не распространяется. Прокуратура тогда заявила о том, что намерена добиваться признания закона утратившим силу.

Пока этого не произошло, депутаты всё-таки сохранили финансирование на 2009 год с неубедительной мотивировкой «это святое». Сыграла свою роль и безупречная репутация, наработанная гимназией на образовательном рынке за 13 лет. Хотя источник в департаменте образования утверждает, что «всё будет в порядке» и закон примет поправки, пока этого не сделано. Значит, будущее снова зависит от симпатий конкретных людей и пресловутой «политической воли».

Гимназия, как негосударственное заведение, не попадает в государственные программы, не имеет права участвовать в нацпроекте «Образование». «Например, у нас не было шанса побороться за миллион рублей, хотя материала наработано предостаточно, – говорит заместитель директора по воспитательной работе Галина Белобородова. – Точно так же ни один из наших учителей не мог участвовать в конкурсе на сто тысяч рублей».

 Свой устав

Однако у каждой медали бывает две стороны. Независимость от государства имеет свои преимущества, иначе зачем епархии тащить дополнительную финансовую нагрузку. Гимназия изначально создавалась для того, чтобы дать детям верующих возможность учиться в своей среде. Эту цель она выполняет. «Мы не получаем от государства каких-то материальных благ, зато можем себе позволить установить более жёсткие требования к поведению своих учениц, – говорит Александр Беломестных. – Грубо говоря, мы учим на средства государства, а воспитываем – за свой счёт». Тут уж каждый родитель должен сам решать, нравится ему воспитание в системе православных ценностей или нет. Как учит народная мудрость, «невольник – не богомольник».

С каждым родителем заключается индивидуальный договор, в котором прописан целый ряд требований, обязательных для гимназисток. Например, здесь запрещён яркий макияж, пирсинг, яркая крупная бижутерия, брюки, распущенные волосы. Словом, тишь да гладь да божья благодать. «У нас свой устав. Внешний вид является отображением внутреннего состояния человека, это вещи взаимосвязанные, – уверен Александр Беломестных. – Внешне распущенный человек не может быть внутренне целомудренным и собранным. Поэтому распущенность и вседозволенность пресекаются». Особенно жёсткие требования в отношении курения и алкоголя. «Мы сразу предупреждаем родителей: если девочку вдруг кто-то увидел с сигаретой или алкоголем, даже за стенами гимназии во внеучебное время, таких детей мы сразу исключаем», – говорит Александр Беломестных. Правда, тут же добавляет, что при нём таких прецедентов не было.

Рабочий день начинается с общей молитвы, а учебный календарь привязан к православному календарю. В двунадесятые праздники, а их в году насчитывается 12, занятий нет, девочки идут в храмы вместе с воспитателями. После службы все собираются в гимназии. «В этот день мы обычно проводим какие-то внеклассные мероприятия, так или иначе связанные с праздником, – говорит Галина Белобородова. – Приглашаем к себе наших «подшефных», ребятишек из детдома. Устраиваем для них праздники, чаепитие». Иногда, наоборот, девочки едут «в гости». Гимназия опекает дом ребёнка, что в Первомайском. Гимназистки нянчатся с малышами, гуляют. «Там очень сложная ситуация, – продолжает Галина Белобородова. – Персонала не хватает, на несколько малышей одни сапожки. Вот и попробуй успей погулять с каждым».

 Простые истины

Парадокс: требования жёсткие, а попасть в гимназию очень трудно. Одна моя знакомая ещё до нового года записала ребёнка в первый класс и страшно переживает, что ответа до сих пор нет. «Знаешь, туда хоть отдавать не опасно», – объяснила она свой выбор. «У нас большой конкурс вовсе не потому, что в городе много церковных людей, которые хотят, чтобы их дети непременно учились в каком-то специализированном учебном заведении, – говорит Александр Беломестных. – Просто каждый родитель хочет, чтобы его ребёнок был хорошим. Все этого хотят, и верующие и неверующие». Попасть в гимназию стремятся именно потому, что здесь не только учат, но и воспитывают детей в системе традиционных христианских ценностей. В общем, это лучший ответ на вопрос, «должна ли школа воспитывать или только учить».

Впрочем, сюда стремятся попасть из чисто житейских соображений. Классы маленькие, одни девочки, продлённый рабочий день. Ребёнок может находиться в гимназии до шести часов вечера. После уроков дети остаются под присмотром воспитателя. В это время работают разные кружки – рукоделие, церковное пение, музыкальная школа. Можно просто уроки сделать. Праздность здесь считается грехом, поэтому ребёнку не дают сидеть без дела. С этого года в гимназии работает филиал школы искусств. Родителям это, конечно, очень удобно, потому что голова не болит о том, где ребёнок после обеда, чем занимается, не нужно водить по клубам на дополнительные занятия. «В этом тоже есть опасность, – говорит Галина Белобородова. – Многие считают, что можно сдать ребёнка к нам и получить уже «готовенького» – воспитанного, наученного, нравственного».

Но так не бывает. Если в гимназии ребёнку внушают одни ценности, а родители своей жизнью утверждают совершенно иные, такая раздвоенность для ребёнка может кончиться плохо. «Именно поэтому, при одинаковом уровне подготовки к школе, приоритет мы действительно отдаём ребёнку из воцерковлённой семьи, а некрещёных не берём вообще, – говорит Александр Беломестных. – Понятно, что пути Господни неисповедимы. Сколько угодно имеется случаев, когда нецерковные родители отдавали к нам своих детей и потом через них сами приходили в храм. Всё это логично, так и должно быть. Сейчас вообще уникальное время, когда дети приводят к Богу родителей, а не наоборот, как было раньше».

Школа, где закаляются характеры

«Нашим детям всё-таки труднее, – считает Галина Белобородова. – Им постоянно приходится сопротивляться окружающей среде, принимать вполне взрослые решения, к которым дети не всегда готовы. Элементарный пример: все девочки во дворе красятся, курят, матерятся, а я не буду. Зато буду пост соблюдать и на службы ходить. И так изо дня в день. Мы прекрасно понимаем, что детям это сложно, поэтому никого не ломаем. Важно, чтобы решение шло изнутри, было самостоятельным. Если ребёнок хочет, но у него не получается (а у нас у всех что-то не получается), взрослые готовы помочь. Как раз для этого есть духовники, психолог, воспитатели. И, поверьте, всем работы хватает. Ну а если наши правила вызывают у ребёнка или родителей категорическое отторжение, дверь всегда открыта, у нас тут всё добровольно делается». Так происходит становление характера.

Недаром потом девочек тянет сюда всю жизнь. И навсегда гимназия остаётся для них отчим домом. Именно сюда они приезжают после венчания, с женихами. Ведь радостью, как и горем, делятся с самыми близкими. В последний раз такая свадьба заявилась в гимназию ровно в тот день, когда здесь работала комиссия. Пришлось объяснять высоким чиновникам про местные традиции.

Гимназистки спокойно поступают в вузы, как правило, на бюджетные отделения. «Мы делали анализ, который показал, что наши девочки часто становятся лидерами в своих группах, – говорит Галина Белобородова. – Они умеют принимать решения и отвечать за свои поступки». «Люди со стороны обычно думают, что наши девочки выходят из этих стен идеалистками, совершенно не знающими жизни, – говорит Александр Беломестных. – Но наши дети, наоборот, лучше приспособлены к миру, потому что умеют сопротивляться дурному. Детей вообще трудно обмануть. Ну, они ведь не глупенькие, прекрасно отличают хорошее от плохого. Они могут сравнивать, как живут люди с верой и без неё. Жаль, что многим их сверстникам даже сравнить не с чем. Так что за наших детей я, наоборот, более спокоен, чем за детей неверующих. Их гораздо труднее «посадить на иглу», совратить, затащить в секту».

Люди сюда приходят разные, и учителя и ученицы. Каждый со своим характером, со своим личным призванием, со своей мерой. «Мы выбрали принцип банки с солёными огурцами, – говорит Александр Беломестных. – Если взять свежий огурец и положить его в банку с солёными, он рано или поздно просолится. Так же и у нас. Больше половины преподавателей и детей воцерковлены. Если попадают в эту среду люди внешние, рано или поздно они пропитаются тем же духом. Хотя бы потому, что мы все друг за друга молимся. За каждую ученицу, за каждого учителя священники обязательно молятся в храме. За меценатов тоже молимся».

 «Храм не в брёвнах, а в рёбрах»

Здесь никогда не забывают, что здание, в котором находится гимназия, на самом деле – храм. Древние стены помнят многое. Когда-то копейки на первую деревянную церковь на иркутских улицах собирал блаженный Данилушка. Прошло много лет, прежде чем на этом месте выросли величественные каменные стены. Одно время этот храм был даже кафедральным собором. После революции здание перестроили до неузнаваемости, превратив в кирпичную коробку, чтобы даже внешний облик его больше не напоминал о Боге. Здесь были швейные мастерские, склады, много чего ещё. Наконец, в

90-е годы здание вернули епархии, но служить в нём было уже невозможно. Тогда и было принято решение разместить здесь православную гимназию. «Но храм, единожды построенный, навсегда остаётся храмом, – говорит Александр Беломестных. – Даже если его вообще разрушили, на этом месте ангелы служат литургию».

Скоро здесь возобновятся богослужения. На средства меценатов восстановлен малый купол над алтарной частью храма, домовая церковь, сейчас готовится иконостас, приобретается церковная утварь, облачения. Это лишь малая часть того, что планировали сделать. Например, собирались восстановить пятикуполье, придел и малый купол над алтарной частью. Конечно, полностью вернуть зданию прежний облик уже невозможно в силу технических причин. Но частично восстановить его можно. Даже с эстетической точки зрения, отреставрированное здание гораздо больше украсит город, чем «коробка», в которую его превратили и которой оно остаётся до сих пор. Всё это стоит денег. По расценкам прошлого года, требовалось порядка 16 миллионов рублей. «Денег, конечно, не хватает, а все работы ведутся исключительно на частные пожертвования, – говорит Александр Беломестных. – Но храмы всегда так строились – всем миром. Сейчас здесь любая помощь пригодится. Если у кого-то появится желание помочь – милости просим».

Древние стены видели много бед, но выстояли. Пройдёт и наше время, вырастут сегодняшние гимназистки, придут учиться их дочери. А храм останется. Если, конечно, нынешние иркутяне его восстановят в былом величии. Может быть, тогда он доживёт до тех времён, когда не только церковь будет воспитывать детей, но и государство вспомнит о них. По-настоящему вспомнит. Может быть, когда-нибудь все школы будут красить в розовый цвет с голубыми вставками, и классы будут маленькими, и ребята будут после венчания приезжать в свои школы – поделиться радостью с самыми близкими.

Желающие помочь могут обращаться к о. Александру Беломестных, тел. 89501118752.

Елена Трифонова