На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Про деревню, Валаам, и духовное воспитание

В этом году священнику нашего храма отцу Константину Мануйлову что-то не сидится дома. Даже статью сверить – и то проблема. «Буду в городе от Рождества и до Крещенья, а потом опять уеду», - сразу предупредил батюшка. Не говоря уж о том, что всё лето его не было в городе, он провёл его в православном лагере «Роднички», а осенью… Впрочем, об этом батюшка рассказал сам, «из дальних странствий возвратясь».

- Батюшка, расскажите, где побывали нынешней осенью. Наверняка и в святых местах побывали?

- За эту поездку я посетил очень много дорогих сердцу мест. Я родился и вырос в городе Камышин Волгоградской области. Там жила и моя мама, которая сейчас, слава Богу, переехала ко мне. Конечно, в первую очередь я поехал к ней. Потом мы вместе с братом решили съездить в Воронежскую область, в деревню где мама родилась. В детстве я проводил там каждое лето, поэтому для меня это тоже родные места. Тяжело было увидеть, что посёлок умирает без войны. Помню его большим, в нём было больше 200 дворов, а сейчас – меньше десятка. Но несколько домов уже занято чеченскими семьями. Это ведь не какие-то бросовые земли, это чернозёмный район, там растёт абсолютно всё. Во время Великой Отечественной Войны немцы увозили из России много чего, и людей, и материальные ценности. Но, в том числе, вагонами вывозили чернозём. А сегодня колхозы практически все разорились, молодёжь пьёт, из деревень люди бегут.

В деревенском храме я сподобился послужить с местным батюшкой, и это стало совершенно особенным событием. Батюшка меня принял, правда предварительно спросил документы. Мы вместе послужили Литургию, а потом он мне даже подарил икону Митрофана Воронежского. Вот такую радость даровал Господь. Вернулись в Камышин как раз в Покров, и Господь снова благословил меня своей милостью. Я пришёл в Камышинский кафедральный собор. Настоятелем там служит очень благорасположенный священник отец Алексей. Он очень мне обрадовался, хотя мы не слишком хорошо знакомы, и позволил послужить вместе с ним. Так что Покров я тоже служил у себя на Родине, да ещё в храме, куда в детстве, будучи почти неверующим, приходил свечки ставить. Связь времён, духовная связь вдруг стала настолько очевидной, почти осязаемой, и это было огромной духовной радостью.

Валаам

- Ну потом-то вы отправились по святым местам…

- Изначально я настраивался поехать на Соловки, давно об этом мечтал. Однако так сложилось, что поехал я на Валаам. Путь мой лежал через Москву, где я побывал у Матронушки Московской. Правда, не всю очередь отстоял, просто времени не оставалось. Но минут сорок всё-таки постоял, помолился, почитал записки. У нас сложилась такая традиция, когда мы ездим по святым местам, знакомые и прихожане дают нам записки, мы их стараемся вычитывать, молимся за этих людей. Правда, обычно мы ездим с друзьями, один я отправился в паломничество в первый раз.

Навигация уже закончилась, однако меня как священника взяли на катер, которым пользуются монахи в хозяйственных нуждах. Кораблик очень интересный, прежде я не встречал такой конструкции. Удивительно для меня было, что в небольшом с виду озере поднимается такая крутая волна. На маленькой лодке в такую волну не пойдёшь.

Когда мы прибыли на остров, там уже знали о том, что на борту священник, и даже место мне было приготовлено. Действительно, осенью народу там мало, туристов уже не возят. Позже я попал на беседу наместника владыки Панкратия с монахами, и он сказал там слова, которые многое объясняют. Окончание навигации означает также окончание туристического сезона, и монахи могут помолиться и вздохнуть, пожить чисто монашеской жизнью.

В общем, приняли меня, поселили, а вот послушания не дали. Я даже растерялся сначала: чем же заниматься? Решил, что буду ходить, гулять, осматривать остров. Но в монастыре без богослужения делать нечего. Монастырские службы длиннее, чем на приходе. К вечерней службе, как правило, добавляют Акафист Пресвятой Богородице. Литургию начинают с Полуночницы, затем идут Часы, Утреня, которую мы служим вечером. Поэтому служба получается достаточно длинная, около 5 часов. В середине дня обязательно служится Акафист местным святым или Богородице. Распорядок дня получается следующий: утром в 5 часов начинается служба, около 10 часов заканчивается, в 12 уже обед. Сразу после обеда – молебен и вскоре начинается вечерняя служба. Промежутки между службами совсем небольшие, да и погода не особенно располагала к прогулкам, то буря налетит, то дождь со снегом пойдёт. Словом, осмотреть остров мне так и не удалось.

Зато посчастливилось в другом. Я сразу подошёл к наместнику, с просьбой разрешить мне послужить Литургию. Но он объяснил, что приезжих на это благословляют только во время соборной службы, однако я могу приготовиться и причаститься на Литургии. Я так и поступил, а потом так уж получилось, что подряд прошли две соборные службы. Меня благословили сослужить. Кроме того, поручили служить молебны в середине дня. Собственно, потому я и не мог далеко уйти. Интересно, что потом ко мне подошёл благочинный, отец Давид, и благословил сказать проповедь. Я, конечно, ответил, что ничего не читал, да и книг у меня там не было. Но он прислал книги, и всё-таки мне пришлось готовиться и произносить эту проповедь. Потом владыка подарил мне книжку про Афон. Есть там статья и о нашем земляке Иннокентии Сибирякове.

-Зачем люди ездят в монастырь, что дают душе такие паломничества?

-Для меня монастырь очень многое значит. Когда мы живём здесь, суетимся, бегаем, занимаемся своими делами, зачастую просто выпадаем из духовной жизни. Пребывание в монастыре сильно помогает поддержать свой внутренний духовный мир, вернуться в молитвенное состояние, когда молитва становится не просто повторением слов, а общением с Богом. Господь привносит в сердце тишину, которую не хочется нарушать. Когда ты возвращаешься, некоторое время это состояние продолжается. Я считаю, обязательно нужно ездить по святым местам. Что-то просыпается в душе через прикосновение к святыне, через общение с другими людьми, а главное через молитву. Шесть дней я пробыл на Валааме, и для меня это было очень радостное время.

Назад возвращался через Санкт-Петербург, и будучи там, не мог не сходить к Ксении Петербургской. Съездил на Васильевский остров, побывал на её могиле, в часовне. Потом побывал у Ионанна Кронштадтского. Интересно, кстати, как меня встретил Петербург. В вагоне метро напротив меня остановился пожилой мужчина. Стоит и смотрит мне в лицо. Я гляжу в другую сторону, но боковым зрением вижу пристальный взгляд. Наконец, я повернулся, посмотрел ему в глаза и снова отвернулся. И тут вагон остановился, мужчина сказал, глядя на меня: «Застрелил бы, с…», и вышел. Вот такой случай был.

- Вы всерьёз полагаете, что Питер Вас так встретил?

-Нет, конечно, не всерьёз. Но в такие моменты понимаешь, насколько обострено противоречие в мире. Насколько сильно зло недовольно тем, что сейчас пытается возрождаться в России.

Кстати, те же самые противоречия есть и в монастырях. Например, на Валааме не может найти своего разрешения серьёзная проблема. В своё время коммунисты отобрали монастырь у церкви, устроили базу, на которой готовили специалистов для морского флота. В какой- то момент, там просто стали селиться люди. Сейчас монастырь возвращают Церкви, но многие постройки заняты под жильё. Там есть школа, в которой сейчас учится около 40 человек. Больше того, мне рассказывали, что людям предоставили дома на берегу, но они не хотят переезжать с обжитых, насиженных мест. Что с этим делать? Ну не могут монахи взять и выгнать людей. Вряд ли после этого человек хоть когда-нибудь придёт в церковь. Противоречие налицо. Хотя создано оно государственными органами, решать его нужно сообща. Думаю, со временем всё это успокоится и найдёт своё разрешение.

Подобные ситуации возникают сплошь и рядом, вот в чём дело. В Оптиной Пустыни, например, есть скит Иоанна Предтечи. На территории скита стоит музей. С одной стороны – скитские монахи, которые молятся в затворе, но тут же через всю территорию проходит аллея, по которой вереницы туристов идут в музей. Думаете, кому экспозиция посвящена? Одним из главных героев её является граф Лев Толстой, на основании того, что он бывал в Оптиной. Устроителей, очевидно не смущает тот факт, что этот человек отлучён от церкви, и сам он при жизни с этим соглашался и даже приветствовал своё отлучение.

Больше того, ведь мы с вами сейчас сидим в храме, который церкви официально не принадлежит. Он был создан изначально как храм, но сегодня действительность такова, что это здание не является собственностью церкви. Он памятник, и поэтому он государственный. Соответственно, всё зависит от того, кто сегодня находится у власти.

«Школьные каникулы»

Едва успев отряхнуть пыль дальних странствий с ботинок, наш отец-путешественник вскоре снова отправился в дорогу. Вскоре – это буквально на следующий день. Теперь уже, правда, не один, а в большой компании учителей и девочек из православной женской гимназии, духовником которой отец Константин и является. В паломничество по местам, связанным с гибелью Царской Семьи нынешней осенью отправился шестой класс.

-Батюшка, почему был выбран именно такой маршрут?

На иконостасе в нашем гимназическом храме находится икона Великой Княгини Елисаветы. Это совсем не случайно. Нам бы очень хотелось, чтобы девочки брали в жизни пример именно с таких женщин. Поэтому мы изначально запланировали паломничетство в Екатеринбуг, к месту гибели Царской Семьи. Милостью Божьей, оно состоялось на осенних каникулах стараниями, прежде всего, классного руководителя 6 класса Инны Васильевны Маковской. Позже подключились мы с отцом Максимилианом Клюевым.

Екатеринбургская епархия нас радушно приняла. Хозяева устроили экскурсию не только по святым местам, но и город показали. Побывали мы на том месте, где всё начиналось , где Демидов построил свой первый завод. Но, прежде всего, конечно были места, связанные с Царской Семьёй. Были мы в храме на Крови, постояли там на вечерней службе. Этот храм стоит на месте дома Ипатьева, где содержалась и была расстреляна Царская Семья. После этого страшного расстрела тела перевезли на Ганину Яму и сбросили в заброшенную шахту, где сожгли останки огнём и серной кислотой. Теперь там очень красивый монастырь. Храмы деревянные, просто изумительной красоты. Интересная галерея с фотографиями Царской Семьи, собранными по всему миру.

После этого мы поехали в Алопаевск, где содержались Великие князья, княгиня Елисавета и инокиня Варвара. Они прожили под стражей около двух месяцев, после этого им было объявлено, что их хотят перевезти в безопасное место, погрузили на подводы и вывезли к заброшенной шахте. Всех их начали сбрасывать в эту шахту, пытаясь умертвить таким образом. Побывали мы и на этом месте. Позже, когда территорию заняли войска Колчака, было назначено расследование по Царской Семье, их тела нашли и подняли из шахты. Останки привезли в храм, отпели. Потом для них был построен специальный склеп, где они хранились почти год. Когда Белая армия отступала, останки отправили в Китай и оттуда Княгиню Елисавету, инокиню Варвару и ещё несколько человек перевезли в Иерусалим, где они и покоятся до сих пор.

-Насколько важны для девочек такие поездки?

-Очень важно для детей прочувствовать величину трагедии, которая случилась. Но главное не это. Главное, чтобы девочки, взирая на этот подвиг, в любой ситуации, даже если она грозит самой жизни, научились сохранять верность Богу и верность добру. Это самое главное в человеке. Именно для этого мы совершаем такие поездки.

Когда нашли Княгиню Елисавету, она лежала в шахте вместе с Великим Князем Константином, на самом верхнем выступе, на глубине 15 метров. Остальные все упали вниз. Она ещё жила какое-то время. В шахте она разорвала свой апостольник и перевязала раны Великому Князю. Только вдумайтесь: несмотря на свои раны, даже умирая, человек оказывает милость и добро тому, кто рядом страдает. Это именно то, чего нам так не хватает в мире. Мы часто рассуждаем так: «Мне больно, мне тяжело, поэтому я укушу другого». Христианская добродетель говорит иное, и если мы вернёмся к этим истинам, это будет чётким знаком выздоровления общества.

-На этом ваша поездка не закончилась?

-После этого мы поехали в Верхотурье. Оказавшись так близко, конечно мы не могли не посетить одного из величайших наших святых. Святого Симеона Верхотурского называли русским Целителем Пантелиимоном. Вода, которая истекает на месте могилы, да и просто молитвы к нему помогают многим. Жили мы в монастыре, есть там очень интересный музей, где хранится древний деревянный водопровод, и другие уникальные экспонаты. Потом съездили в Меркушино, где обрели мощи святого. Теперь в этом месте часовня, а из самой могилы истекает чудотворный источник. Помолились, переночевали в монастыре, причастились там.

Поездка заняла около 10 дней. В общем, не так уж и долго, но зато у нас была очень насыщенная программа. Главное, за это время мы подружись. Заходишь в гимназию и радуешься, потому что девочки бегут навстречу, обнимают. Такие поездки, конечно, очень объединяют. Многих вещей мы просто не видим, потому что для этого нужно быть духовным человеком. Дети реально, по-настоящему прикасаются к святыне. Многих вещей они могут не почувствовать и не понять. Но изменения всё равно происходят. Некоторые девочки, наверное, в жизни не молились столько, сколько в этой поездке.

Елена Трифонова