На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Рождение нового прихода в Ново-Ленино

Телефонный звонок застал меня на катке. В тот момент я как раз была быстроногой лошадкой, и с упоением катала свою дочку. « Иван Кириллович говорит, что много ёлок видел, но такого праздника – никогда. А ему верить можно», - кричала в трубку подруга, пытаясь расшевелить меня после рождественских каникул и послать «в поле». «Так сколько времени-то прошло, тема уже не актуальна», - вяло отбрыкивалась я. Но из трубки лился чистый энтузиазм, я сдалась и согласилась выслушать впечатления человека, побывавшего на Рождественской ёлке где-то на краю Ново-Ленино. А потом и съездить в часовню, где она состоялась. И не прогадала, потому что мне посчастливилось познакомиться с двумя удивительными людьми – игуменом Фотием и Иваном Кирилловичем Бойцовым.

Историческое место

Этот парк возле железнодорожной больницы в Ново-Ленино наверное многие иркутяне прекрасно знают. Красивейшие места, к тому же исторические. В начале 20 века возле железнодорожной станции Иннокентьевская, носящей ныне прозаическое название Иркутск-Сортировочный, был построен больничный городок. Одновременно, в 1906 году была выстроена и православная часовня - усыпальня. Шли военные действия, и больница фактически превратилась в военно-полевой госпиталь. По документам выходит, что там находилось до 18 тысяч раненых. Часовня, конечно тоже не стояла без дела. В ней отпевали умирающих в больнице раненых солдат. Здесь же, в часовне и сегодня сохранились огромные, холодные подвалы. Они выполняли функцию православного морга. Потом, в годы советской власти крест снесли. До 1960-х годов здание стало просто городским моргом. Отсюда люди по-прежнему уходили в последний путь, но уже никто не напутствовал их молитвой.

Кстати, крест с крыши власти снесли, но купол оставили, за что сегодня их стоит поблагодарить. Когда нынешний настоятель часовни игумен Фотий стал расчищать здание, рабочие снесли потолок, и оказалось что над ним – нетронутый купол. Выглядит, правда, изнутри неказисто – крашеный тёмно-синей краской, облупленной и потрескавшейся от времени. Но зато снаружи купол уже блестит сусальным золотом, и крест сияет на солнце. И сразу часовенка стала бросаться в глаза проходящим по улице Розы Люксембрг людям, или тем, кто стоит на остановке транспорта «Роща». Я не раз замечала, что церковь вроде и не видно, пока она стоит поруганная, но стоит появиться кресту – и вот уже она поднимается над окружающим ландшафтом, восстаёт из обступивших зданий, словно голову поднимает.

«…Он же памятник!»

Игумен Фотий был назначен сюда настоятелем полтора года назад. Он сразу начал здание восстанавливать. Здание отмыли, вставили окна и двери, сделали косметический ремонт. Совсем небольшой, только для того чтобы прихожанам было здесь более-менее комфортно. Но вообще- то здание ждёт настоящего капитального ремонта. Сначала игумен Фотий хотел построить рядом с часовней настоящий большой храм на 500 человек. Ведь в Ново-Ленино всего один храм Михаила Архангела, и этого очень мало. Есть у батюшки ещё одна мечта, с тех времён, когда он был проректором Тобольской семинарии. Построить большую воскресную школу для детей. Даже проект большого двухэтажного здания со всеми коммуникациями готов.

Сначала то батюшка обрадовался, увидев в какое место Господь поставил его служить: вроде и просторно в парке, и насущная необходимость в духовно-нравственном воспитании всеми признаётся. Значит, нужна здесь его школа! Больше того, Железная дорога подарила храму прилегающий участок земли в 10 соток. Здесь бы и строить…. Но видно, эти планы придётся отложить до лучших времён, потому что строить в парке запрещено. Историческая зона, охраняется законодательством. Много было уже мытарств с документами, много ещё предстоит. Если следовать букве закона, даже двери в часовне без разрешения службы по сохранению наследия поменять нельзя. Каждая бумажка, ясное дело, стоит времени и денег. Осталась последняя надежда, - говорит батюшка. – Вот подготовили челобитную в адрес ВСЖД, просим выделить нам один участок на месте сгоревшего корпуса. Специалисты из центра по сохранению наследия сказали, что там строить можно. Но если уж «железная дорога» не согласится, я не вижу другой возможности».

А пока принято решение часовню переделать в храм. Пусть он будет совсем небольшой, но если даст Господь, уже осенью в нём будет совершаться Божественная Литургия. И первым делом батюшка всё-таки пообещал устроить воскресную школу. Правда, маленькую. Но всё равно, это было бы замечательно! Ведь и в нашем храме есть прихожане, у которых крестники учатся в гимназии №4. До часовни от неё рукой подать, и можно будет ребятишек к причастию почаще водить, да и в воскресную школу тоже. А парк, в котором стоит часовня, и правда, изумительно красивый, живописный, исторический. Очень хотелось бы его сохранить и украсить. Но я вот бродила по нему и всё думала: для кого они нужны, эти памятники? Ходить-то здесь нормальные люди боятся. Давно уже парк стал пристанищем бомжей и наркоманов. Неужели мёртвые камни важнее живых человеческих душ? Разве за камни спросит с нас Господь?

Как «лепят» приходы

Только-только начали служить молебны в часовенке, и даже Литургии здесь нет, а животворное влияние молитвы уже видно всякому. Даже по самым простым, внешним признакам видно. Вот уже потянулась к часовенке тоненькая тропинка. На молебне звучат голоса своих певчих, и все прихожане читают Акафист Целителю Пантелеимону. И сразу понятно, что читают знакомые слова и не в первый раз. «Я действую по принципу – лепи из того, что есть, - рассказывает игумен Фотий о своём приходе. – Кто приходит, того и принимаем. Сегодня небольшой приход уже сложился, на молебнах поёт свой хор. Когда Владыка у нас служил, даже удивился, откуда такие голоса. А ведь я ни одного «гастролёра» не приглашал». Что значит «лепить из того что есть», я смогла посмотреть своими глазами. После акафиста к батюшке выстроилась целая очередь прихожан. И у каждого свой вопрос, своя нужда. Пока нас потчевали, чем Бог послал в маленькой пристроеечке – трапезной, батюшка отвечал на вопросы, советовал, утешал и ободрял. «Вот так всегда, - говорит староста Виталий. – Ждём батюшку, ждём, чтобы покормить. А он потом заглянет, и только вздохнёт: ох простите, я бы рад, но некогда, опаздываю».

Разные судьбы

Вот уже и праздники прихожане проводят такие, что у стороннего человека остаётся неизгладимое впечатление. Иван Кириллович, в своей жизни, конечно, не одну ёлку видел. Он вообще-то к сантиментам не склонен, и профессия к этому не располагала – на пенсию вышел подполковником.

- Трудно, наверное, переломить себя и переступить порог храма, будучи зрелым человеком. Многие так и говорят: нас так воспитали, что Бога нет…

- Я и правда, очень долго шёл к храму, не один десяток лет. Много думал, искал и понял, наконец, что только вера может сделать человека лучше. Недавно я прочитал интервью, где Патриарха спросили: не слишком ли активно РПЦ вмешивается в общественную жизнь? Патриарх в ответ рассказал о брошенных детях-инвалидах из Филатовской больницы, которую он только что посетил. А потом предложил подумать, слишком активно, или наоборот, слишком мало вмешивается Церковь в жизнь общества? Ведь брошенные дети-инвалиды расплачиваются за наши грехи. Я болею за эту часовню в Ново-Ленино, потому что увидел, что Церковь может помочь нашим детям, изменить будущее к лучшему.

У игумена Фотия ещё более удивительная судьба. Он с детства стоял на противоположном полюсе советского общества, и принадлежал к тому миру, с которым советская власть всегда боролась, не доверяла. Его мама, в миру Екатерина Евтихеева имела крепкую веру и непоколебимую волю. В советское время они с мужем родили и вырастили 9 детей. Всю жизнь мать молилась о том, чтобы все её дети служили Богу. Из шести сыновей пятеро посвятили себя церкви, четверо получили богословское образование, приняли монашество и священство. Дети росли в молитве и труде. Прокормить такую огромную семью было непросто, поэтому родители всегда держали большое хозяйство, жили в основном плодами рук своих. Каждый день начинался и заканчивался молитвой, соблюдались посты, несмотря ни на что мама водила детей в храм. Советские «органы» не раз пугали супругов, грозились отобрать детей за «антисоветское» воспитание, на что Екатерина всегда отвечала одинаково: «Это мои дети, я их родила и воспитываю, как считаю нужным». Для детей же самым главным в жизни оставался пример родителей. «Мама никогда не закладывала в нас стремление к успеху, карьере, - говорит отец Фотий. – Она закладывала в нас служение». Похоронив трёх взрослых сыновей, Екатерина пришла к осуществлению давнего своего желания. Сначала приняла монашество, а за полгода до смерти – схиму с именем Елизавета. Умерла она Великим Постом 2004 года. Отпевал её сам владыка Вадим, в Знаменском Соборе Иркутска, где она 20 лет пела в архиерейском хоре. Теперь Игумен Фотий мечтает написать книгу о своей маме. Можно сказать, для этого богослов, преподаватель, бывший проректор Тобольской семинарии получает очередное образование, на этот раз – филологическое. А пока книги нет, мы помещаем статью о схимонахине Елизавете, написанную рукой сына.

Однако, продолжим наш рассказ и вернёмся к дню сегодняшнему. Так сложились обстоятельства, что два года назад игумен Фотий вернулся в родной Иркутск. Кроме восстановления часовни, владыка Вадим благословил его служить в Крестовоздвиженском храме. Здесь он и познакомился с Иваном Кирилловичем и его супругой, и их воцерковление совпало с периодом «прикипания» батюшки к новому месту. По его приглашению супруги и попали на праздник в часовню Целителя Пантелеимона.

И наконец – ёлка!

- В часовне в этот день стояла настоящая, душистая ёлка, - вспоминает Иван Кириллович. - Свечи горели, и было так уютно и тепло, что стало незаметно даже, что здание очень нуждается в капитальном ремонте. А в сущности, это было неважно. Самое главное, что светились детские глаза. Здесь было много взрослых прихожан, но основном, конечно дети, в том числе более 50-ти школьников из расположенной рядом с парком школы-интерната №4. Во время молебна пел чудесный хор, а после он же исполнил весёлые рождественские колядки. Ребятишки показали спектакль на тему Рождества Христа-младенца, участвовали в викторине, получая за правильные ответы небольшие, но честным трудом заработанные сувениры. Раздали около 108 подарков, и я думаю, взрослых тоже было не меньше сотни. Удивляюсь только, каким образом столько народу смогло уместиться в маленьком здании.

И только дома до меня, наконец, «дошло» самое главное. Ведь я не первый раз слышу про эту загадочную ёлку. Когда мне вечером позвонила знакомая девочка из того самого интерната №4, я её спросила:

-Аня, ты в часовне на ёлке была?

-Была. Я же рассказывала, а ты всё прослушала, - ребёнок даже обиделся на мою забывчивость. Но мне нужно было узнать одну вещь.

-Ань, а тебе понравилось? - спрашиваю и напрягаюсь, потому что помню, как девочка ждала губернаторскую ёлку, куда ехала впервые в жизни, как готовилась, мишуру на платье искала. А самая шикарная в городе ёлка ей не понравилась.

-А в часовне понравилась! - отвечает она моим мыслям. – Мне там было… хорошо.

Елена Владимирова