На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Свято-Алексеевская Пустынь становится ближе к Иркутску

На границе Ярославской и Московской областей расположено удивительное поселение - Свято-Алексеевская Пустынь. Какие только эпитеты не выдумывают для неё, каких только чудес не рассказывают на интернет - форумах и в телевизионных сюжетах. «Остров спасения», «православная республика», место, где трудные мальчишки - детдомовцы через три месяца становятся отличниками и бравыми кадетами, а девочки нежными голубками, поющими на клиросе. Наверное, истина, как всегда, сложнее, и проблем в Пустыни множество. Но факт остаётся фактом, детей туда принимают по социальному признаку, то есть далеко не самых благополучных, а в итоге, все они самостоятельно поступают в вузы, становятся вполне зрелыми личностями и уходят в самостоятельное плавание по бурному житейскому морю. И даже обычно сдержанный отец Константин Мануйлов, побывав в Пустыни нынешней зимой, эмоционально подвёл итог поездки: «Самое главное, что мы увидели своими глазами – такое поселение есть, оно живёт, и значит организовать нечто подобное, в принципе, возможно!».

Как туда попали иркутяне – отдельная и достаточно интересная история. Делегация от Иркутской епархии отправилась на Рождественские чтения в Москве. Это был актив, который занимается лагерем «Роднички». «На Чтениях мы неожиданно встретили девушку, Настю Гончарову, которую все мы знали ещё по лагерю, куда она приезжала сначала ребёнком, потом вожатой и педагогом, - рассказывает отец Константин. - Сама она из Ангарска, закончила Ангарскую православную гимназию, работала в детском саду воспитательницей. И вдруг встречаем её в Москве, и оказывается, что теперь она живёт в этой самой Свято-Алексеевской пустыни».

«Концептуальные основы жизни обители в самом кратком виде можно свести к нескольким основным положениям. Это жизнь по Евангелию, стремление воплотить в жизнь евангельский идеал. Пустынь всеми доступными средствами пытается возродить идеалы общинной жизни и уклада, некогда свойственные русскому народу. Мы стараемся решать те задачи социального служения, прежде всего в отношении детей, которые перед нами ставит жизнь. Мы стремимся на самом высоком качественном уровне способствовать возрождению православного образования в России. Обитель видит своей задачей всемерное и всестороннее трудовое воспитание детей и взрослых, т.к. негативное отношение к труду нам представляется одной из самых бедственных, самых катастрофических черт современной реальности. Мы стремимся всячески и всемерно способствовать здоровому симбиозу, а при возможности и гармоничному слиянию религиозной жизни и культуры. Мы хотим из наших насельников воспитать сознательных и преданных граждан своего земного Отечества, а не его «население», верных чад Русской Православной Церкви, а не её «захожан». Наконец, мы предоставляем возможность своим насельникам не только мечтать, но и жить по тем идеалам, меркам и принципам, которые являются реальным осуществлением Православия в жизни». (источник – сайт Свято-Алексиевской Пустыни).

- Батюшка, расскажите, как иркутянка попала в Пустынь, расположенную аж в Ярославской области?

- Нынешним летом настоятель Пустыни, в монашестве отец Пётр, побывал на Байкале. Знакомые посоветовали ему остановиться у «хорошего местного православного человека». Этим человеком оказался Настин отец. Конечно, отец Пётр много рассказывал новым друзьям о Пустыни, о её житье - бытье. Родители всё это послушали, и … отправили учиться в кадетский корпус при Свято-Алексеевской Пустыни двух своих сыновей. Следом отправилась старшая сестра Настя, всё-таки, боязно мальчишек отправлять без пригляда. В Пустыни ей сразу нашлось дело, её поставили воспитательницей в детский сад, дали свою маленькую квартирку. От Пустыни она и попала на Рождественские чтения.

У нас с отцом Максимилианом оказалось два свободных дня в Москве, мы решили провести их с пользой, съездить и посмотреть на это богоспасаемое место своими глазами. Сказано – сделано.

Свято-Алексиевская Пустынь до революции была подворьем Переславского Федоровского женского монастыря и называлась «летней монастырской Пустынкой». В 70-е годы, абсолютно разрушенный, монастырь был брошен и 18 лет находился в заброшенном состоянии. В 1991году остатки Пустыни были переданы священнику храма Святаго Духа села Новое Алексию Василенко (теперь уже иеромонах Петр) под жилье. С тех пор началась его новейшая история. Вскоре к иерею Алексию присоединилось несколько человек, которые стали его сотрудниками в деле восстановления Святодуховского храма и Свято – Алексиевской Пустыни. Год спустя здесь возникла небольшая православная община – что-то вроде православного поселения. В 1993 году появляются первые дети-сироты и почти одновременно с ними первые старики богадельни. До 1995 года дети Пустыни посещали школу села Новое, в 1995 г. было решено создавать свою православную школу. Была учреждена Православная Классическая гимназия, в которой в первый год ее существования обучалось 11 детей при 7 преподавателях. Школа развивалась стремительно, и на сегодняшний день в ней обучается 150 учеников и работает около 70 педагогов. Кроме того в Пустыни проживает около 30 детей дошкольного возраста. Всего же в Обители в настоящее время постоянно проживает 270 человек.

- Сейчас это уже небольшое православное поселение, - говорит отец Константин, делясь впечатлениями от увиденного. - В собственность оформлено более 500 га земли, своя конюшня в которой около 20 коней, коровы, гуси, куры, утки, поросята и даже павлины. В общем, крепкое крестьянское хозяйство. И даже слову «крестьянское» они вернули первоначальный смысл, потому что это не что иное, как переделанное слово «христианское».

Интересно, что с батюшкой мы оказались заочно знакомы. Года три назад, будучи на Афоне, мы познакомились с послушником Серафимом из Новосибирска. Расставаясь, он попросил помолиться о болящем священнике Алексее. У батюшки больное сердце, и он попал в больницу. Врачи сочли, что он безнадёжен и вскоре отойдёт ко Господу, потому что ничего уже не помогало. Перед смертью он решил принять постриг. Его постригли с именем Пётр, а матушка приняла имя – Феврония. После этого батюшка исцелился, и теперь трудится во Славу Божью. Понятно, что это и был отец Пётр, с которым теперь у нас состоялось уже очное знакомство.

В Пустыни есть и миряне, и монашествующие, просто священники, есть дети – сироты и дети с родителями. Словом, самые разные люди там живут. Первые насельники попали волею Божьей, а потом батюшка с матушкой стали заботиться о том, чтобы дать оказавшимся на их попечении детям достойное образование. Сам батюшка был учёным, так что прекрасно понимает значение образования. Постепенно была создана классическая гимназия высочайшего уровня. Ребята там изучают пять языков. Для классической гимназии обязательно изучение греческого и латыни, кроме того учат три современных языка.

- Неужели все преподаватели свои?

- Москва недалеко, и часть преподавателей приезжает, но большинство – свои. Многие учёные понимают, что творится в мире, и от этого хватаются за голову. Увидев такое место, где люди живут не по законам мира сего, и где свои силы можно приложить во Славу Божию, многие откликаются внутренне, помогают. Сейчас у гимназии два корпуса. Новый, большой корпус считается учебным, а первый, почти полностью занят музейными коллекциями.

Переступив порог старого корпуса, попадаешь в храм. Там идут ежедневные богослужения. В том же здании, в правом крыле располагается огромная библиотека. Причём, множество книг представляют собой библиографическую ценность. В левом крыле - всевозможные музейные коллекции. У них есть коллекция, которая называется «Ноев ковчег». Там собраны чучела самых разных животных. Коллекция сопоставима с той, что собрана при факультете охотоведения ИСХИ, где я учился. Представьте себе, уроки биологии, которые проходят на «Ноевом ковчеге»! А уроки очень часто проходят прямо в музее, что без сомнения способствует повышению усвояемости знаний.

Богатейшие нумизматические коллекции, в которых хранятся даже римские монеты, имевшие хождение во времена земной жизни Иисуса Христа. Есть коллекция керамики, живописи, насекомых и бабочек, русского быта и даже музей путешествий Фёдора Конюхова – друга Пустыни, сын которого тоже учился здесь, пока отец бороздил моря. Собралась коллекция предметов искусства, которые жертвовали сами художники, в том числе очень известные. Словом, обилие информации, знаний просто поражает воображение.

- Каким образом дети попадают в Пустынь?

- Там сознательно не делают ставку на детей одарённых или способных, берут в основном по социальному признаку. Примерно 80% детей Пустыни – приютские. Конечно, тут учатся дети людей, которые живут и трудятся в Пустыни. Наконец, есть такие дети, которых родители привозят на воспитание, например, как Гончаровы. Говорят, однажды по телевидению показали сюжет про Алексеевскую Пустынь, и после этого пошёл вал желающих оставить там своих детей. Но, по признанию батюшки, такое количество детей они уже не в силах вытянуть. Сегодня там живёт и учится оптимальное число ребятишек. Как считает отец Пётр, и я с ним солидарен полностью, самое лучшее воспитание для ребёнка – это его семья. Никем и ничем нельзя заменить родителей, потому что для него это самые авторитетные люди. Поэтому брать ребёнка, если у него есть семья, это не совсем нормально и возможно скорее как исключение.

Есть ещё один важный момент, которому родители могут сразу и не придать большого значения. Родители могут приезжать к ребёнку, видеть его, жить в Пустыни сколь угодно долгое время. Но забрать ребёнка на какое- то время, нельзя. Можно забрать совсем.

- Но почему?...

- Очень важно, чтобы дети не выпадали из православного духовного поля. Это обязательный и очень важный принцип воспитания, которого там чётко придерживаются. Он родился не на пустом месте, а выстрадан на опыте.

Между тем, сама жизнь там очень интересная, и она вовсе не так закрыта от внешнего мира, как может показаться. Настя, например, занимаясь детским садом с осени до зимы, за это время трижды съездила вместе с детьми на разнообразные выставки в Санкт-Петербург и другие города. Они стараются быть в курсе культурной жизни страны. Летом обязательно проводят несколько лагерей. Например, есть лагерь на острове среди Волги, напротив Саратова. Туда обычно выезжают девочки. Мальчики из кадетского корпуса отправляются на раскопки по местам боевых действий, либо уезжают в экспедиции по изучению природы, народного быта, и так далее.

- Рано или поздно им приходится покидать Пустынь. Как они адаптируются в мире?

- Жизнь показывает, что хорошо адаптируются. Как правило, все ребята поступают в институты, получают образование и путёвку в жизнь. Было даже предложение от одного влиятельного человека, который вызвался содействовать в устройстве выпускников Пустыни в вузы Москвы. Но пока, этим предложением, ни разу не пришлось воспользоваться, дети поступают самостоятельно. Понятно, что оплачивать обучение Пустынь была бы не в силах. Зато уровень получаемых знаний настолько высок, что позволяет ребятам избежать многих проблем. Многие учатся и мечтают вернуться обратно, чтобы полученное образование применять на пользу обители.

В своё время, когда открывалась Иркутская женская православная гимназии, мы ведь тоже опасались, что девочки, живя в обособленном мире, не научатся общаться с мальчиками, у них потом будут проблемы с о сверстниками в институтах. Прошло почти 15 лет, и анализ накопленного опыта показывает, что наши выпускницы не только спокойно входят в новые коллективы, но становятся там лидерами. Почему так получается? Просто девочки вырастают интересными людьми, имеющими собственную точку зрения. В гимназии проводится достаточно много мероприятий, и казалось бы, с одной стороны – нагрузка очень большая и ученицам тяжело, но благодаря такому темпу, они привыкают жить активно. Придя в институт, они спокойно выдерживают не только учебную программу, но берут на себя общественную работу и это вызывает уважение товарищей.

Так что, я почти с уверенностью могу сказать, что дети, воспитанные в православной традиции, не потеряются в жизни, не сломаются, но ещё других за собой поведут. Мы никогда не должны забывать о Благодати Божьей. Человек, живущий в согласии с Богом, с Церковью, живущий в молитве, совсем иначе воспринимает мир. У него обязательно есть активная жизненная позиция. В конечном итоге, человек всё равно растёт, становится личностью, активным членом общества, чего сейчас в нашей стране очень и очень не хватает. Особенно это актуально для мальчиков.

- На какие средства живут насельники в Пустыни?

- Я тоже задавал этот вопрос. Насколько я понял, там существует два вида отношений. Человек работает и получает зарплату, больше ни на что не претендуя. Либо человек просто живёт в Пустыни на полном обеспечении, включая оплату различных поездок, но тогда денег за работу не получает.

- На какие средства живёт сама Пустынь? Вряд ли христианское - крестьянское хозяйство может их прокормить.

- Хозяйством таких денег не заработаешь, поэтому по большей части они живут на пожертвования.

- А если не хватит пожертвований?...

- На всё Воля Божья. Но, до сих пор такого случая не было. Там два храма. Один из них восстановлен на месте бывшего до революции монастырского скита, есть домовой храм в гимназии с ежедневными богослужениями. А ещё чуть-чуть в сторонке стоит маленькая часовенка. В этой часовенке читается неусыпающая Псалтирь. Это значит, что Псалтирь читается постоянно, читают все взрослые по графику.

- Каким образом обстоит дело с юридическим оформлением детей?

- Этот вопрос мы тоже задавали, более того, отец Максимилиан специально интересовался этой темой. В ответ, отец Пётр подарил ему книгу о том, как лучше организовывать приюты, какие документы и где нужно собирать и куда их подавать. В этой книге обобщён богатый опыт Свято-Алксеевской Пустыни.

Дело в том, что в благочинии отца Максимилиана строится несколько храмов и при одном из них строится приют. Таково было условие жертвователя. Кроме того, приют строится при храме Покрова Пресвятой Богородицы в Пивоварихе. Так что, стены строятся, а как и что дальше делать, собственно говоря, никто толком не знает. Но когда настала необходимость, Господь послал нам вот такую промыслительную встречу. Не нужно изобретать велосипед, потому что есть живой, удачный опыт и он в нашем распоряжении.

Дело в том, что идея организовать нечто подобное, давно витает в воздухе. Создать это нечто хотели бы многие. Мысли такие были, и я даже знаю людей, которые пытались уезжать и делать свои поселения. Но никто не сделал. Как правило, во всех вариантах, о которых я знаю, никто не пытался положить основание на Бога, на Церковь. И тут мы увидели эту идею воплощённой и приносящей добрые плоды. Это была просто нечаянная радость. Тем более, если у нас будет мужская гимназия… Мы посмотрели, как работает кадетский корпус и казачье подразделение. Мальчишки живут полностью как военная часть, включая строевые занятия на плацу, постоянные занятия спортом, дисциплину. Но думать и строить планы – это одно, а видеть в действии – это совсем другое. Здорово просто знать, что это возможно, что такое вот удивительное православное поселение существует. Это стало самым главным положительным итогом нашей поездки.

Записала Елена Трифонова
Фото: Источник