На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Самый любимый храм

В воскресенье, 7 августа дождь зарядил с самого утра. А день это был не простой, прямо скажем исторический, ведь на него назначили освящение и установку новых крестов Спасской церкви. Значит, реставрация вот-вот подойдёт к концу. Дождевые капли падали на золочёный металл, смешиваясь со святой водой, которой настоятель отец Александр Беломестных кропил кресты, настырно лезли за шиворот прихожанам, оседали на ризах священников. И почему- то от этого было ещё радостнее, как будто само небо служит с нами водоствятный молебен.

- Мало вам дождя, вот я вас ещё покроплю, - отец Александр поворачивается к своей пастве и всех кропит святой водой. Паства смеётся. Чего уж там, и так всех уже освятил дождь.

А потом мы подходим ко кресту, приложиться, хоть краешек потрогать. А что, вот взмоет он к небесам, а мы будем ходить по земле и знать, что во-он тот крест целовали, и даже оставили на нём отпечаток своего пальца. Можно сказать, попали в историю. Сколько он теперь там простоит, кто знает? Изготовители говорят, что это на века. Хотя, официальную гарантию фирма даёт на 25 лет.

В то воскресенье, 7 августа был праздник, был стол с чаем и плюшками, и песни. Правда, без гармони, как планировалось, зато от души. Но кресты так и не установили. Виноват в этом не подрядчик, и даже не дождь, а сильный ветер. Опасно. Заранее был заказан самый высокий в области кран, длина стрелы у него достигает 60 метров, а на такой высоте шутки плохи. Тут нужна ювелирная точность. Поэтому кресты устанавливали во вторник рано утром. Когда большинство иркутян шли на работу, они уже сияли над храмом, отражая солнечные лучи. А леса, которые всё ещё покрывали стены, уже не могли скрыть светящуюся белизну, которой вновь оделись стены. К 1 сентября их снимут, и мы увидим его во всём великолепии. Таким, каким он был задуман нашими предками, чтобы глядя на эту церковь, каждый выдохнул слова, донесённые до нас древними летописцами: «пречудная, предивная, вельми изукрашена».

Спасская церковь – первое каменное здание Иркутска, единственное сохранившееся до наших дней сооружение Иркутского острога, была заложена в 1706 году. Тогда в деревянном Иркутске не было ни единого каменных дел мастера, пришлось искать его в соседних губерниях. В 1701 году в Иркутск из Верхотурья прибыл каменщик Моисей Иванович Долгих. Это под его руководством была построена Спасская церковь. На строительстве было занято не менее 200 человек. Мы мало знаем об этом человеке, летописи сообщают только, что выучку он прошёл в Москве, и потому наш храм несёт в себе черты московской зодческой школы второй половины 17 века. Каменное строительство в Иркутске восприняло многовековой российский опыт.

С тех пор храм многое пережил. Например, он чудом уцелел во время страшного пожара 1879 года, уничтожившего весь центр Иркутска. Огонь спалил 75 жилых кварталов. Два дня и две ночи без перерыва горожане поливали водой деревянные перекрытия колокольни, предохраняя здание от огня. А впереди Спасскую церковь ждало 200-летие. Она встретила его во всём великолепии – стараниями горожан здание было отремонтировано, украшено гирляндами цветов, на куполе колокольни красовался вензель – 200. Да и сам храм выглядел несколько иначе, чем теперь. У него был ещё один, северный, придел, вокруг – каменная ограда, имелся добротный каменный дом для причта, а на колокольне били башенные часы по примеру московских курантов. До сих пор витает идея об их восстановлении, да пока не нашлось мецената, готового взяться за хлопотное дело.

После Октябрьской революции храм разделил печальную участь многих культовых сооружений. В 1931 году он был закрыт, в «разоборудованной» церкви разместилось общежитие рабочих, возводивших на месте разрушенного Казанского кафедрального собора Дом Советов. Собственно, тогда никто не сомневался, что Спасская церковь разделит судьбу собора.Её и в самом деле дважды собирались снести, и оба раза храм спасал Божий промысел и человеческая самоотверженность. Первый раз академик Окладников написал письмо в Государственные центральные реставрационные мастерские. Оказалось, что в списке наркомата просвещения Спасская церковь числится как памятник. Снос отменили.

Однако храм ветшал, и без крестов и возглавий выглядел, мягко говоря, не слишком презентабельно. А тут ещё заговорили о возможном визите в СССР президента США Дуайта Эйзенхауэра. В ходе визита предполагалась его поездка на Байкал. Что тут началось! Срочно проложили первоклассную дорогу к Байкалу, построили гостевой дом… Но в самом центре города, прямо за зданием Дома Советов, стояли две церкви, Спасская и Богоявленская, – почерневшие, обветшавшие, не соответствовавшие духу времени. В коридорах Дома Советов вновь заговорили о сносе «осколков старины».

Но общественность была против. И снова храм устоял подвигом отдельных людей. Иркутяне – профессор пединститута Виктор Тюкавкин и директор художественного музея Алексей Фатьянов – отправили в Москву телеграмму с сообщением о готовящемся сносе. Чтобы решить спорную ситуацию, Москва прислала представителя Всесоюзного производственного научно-реставрационного комбината. Этим представителем стала Галина Геннадьевна Оранская. От неё ждали малости – всего лишь разрешения на снос. Но она вынесла совсем другой вердикт и потом всю оставшуюся жизнь работала в Иркутске и для Иркутска. Например, ей мы обязаны созданием музея «Тальцы», сохранностью многих памятников деревянного зодчества. До сих пор её имя специалисты – реставраторы и архитекторы вспоминают с трепетом. А президент так и не приехал.

В 1960-х годах началась масштабная реконструкция Спасского храма, которая завершилась только в 1980 году. Храм был передан на баланс Краеведческого музея, разместившего в нём один из своих филиалов. Музей «жил» в храме не один десяток лет, и только в 2006 году здание было возвращено Иркутской епархии. В тот год возобновление богослужений после 76-летнего перерыва, чудесным образом совпало с 300-летним юбилеем храма. Так начался новый век в этих древних стенах. Некоторые прихожане ещё помнят первый молебен, который служил только что назначенный настоятелем отец Александр и отец Дионисий Садовников, который погиб два года назад в автомобильной катастрофе.

Постепенно налаживалась богослужебная жизнь, создавалась община. Сразу после передачи епархии в здании были проведены обследовательские работы, которые показали, что фундаменты храма снова находятся в крайне неудовлетворительном состоянии. Новую масштабную реконструкцию было решено приурочить к 350-летию Иркутска.

К 1 сентября основные работы уже завершатся. Будет заменена кровля, причём она стала зелёного цвета. Это несколько необычно, потому что иркутяне привыкли видеть на наших храмах золотые купола. На этот раз специалисты решили не отступать от исторической традиции, и вернуть храму тот вид, каким он был в середине 19 века. Восстановлена живопись на внешних стенах храма, и то, что она дошла до нас – ещё одно чудо. Роспись сверху покрыта специальным составом, который с одной стороны дышит, а с другой – не пропускает влагу. Так что теперь живописные панно должны простоять долго.

От архитекторов я даже слышала красивую легенду, о том, что в советское время было велено настенные росписи уничтожить. Но у рабочих не поднялась рука и они их просто закрасили. Именно так были спасены в своё время иконы на Спасской башне Московского кремля. У кого- то точно так же не поднялась рука на святыню, её сберегли, тайно замуровав в стене. Теперь святыня бережёт нас. Не знаю, был ли подобный случай в истории Иркутска. Всё равно здорово, что роспись сохранилась и теперь украшает храм, придавая ему уникальные черты. По крайней мере, за Уралом ничего подобного не осталось.

Теперь у храма будет подсветка. Останки, найденные на церковном погосте, захоронят в специальной крипте, а сверху поставят красивую кованую сень и памятный знак. Однако, внутри работа не закончена. Возможно, в будущем потребуется реконструкция колокольни, но пока об этом речи не идёт. Изначально реставрационные работы оценивались в сто миллионов рублей. На сегодняшний день из средств областного бюджета было выделено 55 млн. , из них 30 млн. в прошлом году и 25 млн. – в нынешнем. Первым делом на эти деньги были проведены самые важные работы по укреплению фундаментов, в том числе – реставрация фундамента колокольни. Он представлял собой траншею, засыпанную известью и битым кирпичом. По углам колокольни были сооружены клети из толстых лиственничных брёвен, также засыпанные известью и битым кирпичом. Вот на этом и стояло огромное каменное здание. Специалисты поначалу пришли в замешательство, и долго думали – как этот «фундамент» укреплять. «Вы всё чудес каких-то ищете, а вот оно – самое настоящее чудо: наша колокольня 250 лет без фундамента стояла», - определил это положение отец Александр.

-Наша задача сейчас завершить работы первоочередной важности, сохранить храм от атмосферной влаги, - говорит Виталий Барышников. – На этом работы не закончатся. Часть работ по внутреннему благоустройству взял на себя приход. Например, проводку нового электрического кабеля, устройство тёплого пола. Задействованы спонсорские средства. Я думаю, мы не оставим храм и при составлении бюджета будущего года.

Но уже сейчас этот храм является жемчужиной Иркутска. Да он и всегда ею был. Не знаю, как удалось мне, коренной иркутянке ни разу не побывать здесь в ту пору, когда в этих стенах размещался краеведческий музей. Куда смотрели родители и школа? Но так уж получилось, что для меня в детстве и юности этого здания будто и не было совсем. Но однажды зимой я просто шла мимо, и меня неудержимо потянуло зайти. Я подошла, потопталась у входа, но двери были заперты наглухо. Я же не знала, что как раз в это время шла передача храма епархии. Вскоре я снова попала сюда, можно сказать случайно. С тех пор остаюсь. Бог знает, почему именно так? Каждый из наших прихожан может рассказать удивительную историю своего прихода в храм.

А ещё мне запомнился разговор двух прихожанок, подслушанный мною однажды. Стояла та печальная пора, когда листья облетели, а снег ещё не выпал. Зябко, слякотно и грустно. И храм стоял тоже грустный, фасад покрыт сетью трещинок, на стенах грязные потёки. Я шла позади двух девушек. Одна из них говорила о том, что самый первый иркутский храм мог бы выглядеть краше. А другая удивилась в ответ:

-Ты что, не видишь? Он самый красивый…

И я подумала, что таким его видят глаза любящего человека. Только любовь различает красоту, скрытую под спудом, и образ Божий узрит в грешном и слабом человек. Такими глазами смотрели наши предки на свой храм, свой город, свою Родину и потому смогли построить великую и прекрасную страну. Постараемся и мы сберечь и преумножить любовь, доставшуюся нам в наследие.

Мария Серебрянникова