На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Со своей колокольни

Я звонарь, звоню в колокола в Спасском храме. Отсюда сверху мне лучше видно главное, наиболее значимое и важное в моем городе. Здесь отступает то, что кажется таким невероятно важным там, внизу. И наоборот, приближается то, на что обычно у нас нет ни времени, ни расположения.

Ключевыми словами моего рассказа о родном городе неожиданно для многих станут: нежность и доверие.

К слову сказать, само общение опытного и искусного звонаря с колоколами можно охарактеризовать как доверительное и нежное. Мы не ударяем в бронзовый бок – мы лишь нежно и бережно касаемся струн-растяжек, и колокол отзывчиво и благодарно отвечает нам красивым звуком. Тогда колокольная бронза не громыхает, не звякает – она поет!

Такое же доверие ко мне, поразившее меня и тронувшее сердце, я обнаружил и в поведении маленькой божьей твари, трясогузки, которая нашла самое безопасное для нее место, чтобы свить гнездо, снести яйца и высидеть своих птенцов, именно здесь, на колокольне, где идёт гул, где регулярно звонят колокола, большие и маленькие. Похоже, ее это нисколько не смущает. Она нашла здесь убежище. Строители накануне реконструкции и капитального ремонта храма высверлили в стене колокольни так называемый керн, то есть вынули из кирпичной кладки ровный цилиндр, чтобы обследовать в лаборатории древний 250-летний кирпич на сохранность и прочность. Образовалось дупло, в которое свободно входит кулак…

Иные колокольни и звонницы часто загажены голубями. Меня же на высоте звона навещают исключительно благородные и опрятные птицы. Как-то, поднявшись на верхний ярус к колоколам, я обнаружил на полу беспомощно бьющего крыльями стрижа. Известно, что стриж не может самостоятельно подняться с ровной поверхности – лапки слабы и коротки. Чтобы взлететь,ему нужно сорваться вниз и уже в свободном падении опереться накрыло. Я взял взволнованную птицу в руку, поднес к краю колокольни и подбросил. Стриж, попав в родную стихию, стремительно исчез из виду. Больше я его не видел. Трясогузка же из года в год гнездится на колокольне в разных, порою самых неожиданных местах. Не уверен, что это одна и та же трясогузка – я ее не окольцовывал. Но посещение каждой птахи трогательно. Она каким-то сверхъестественным чутьем определила для себя самое безопасное и защищенное место в нашем многолюдном городе с его разнообразными ландшафтами…

По молодости мне казалось, что здесь, в Иркутске, нет жизни, а вся она, яркая и полнокровная, сосредоточена в других местах. На самом деле, это мы только предполагаем,что где-то там лучше. А стоит нам туда переехать, как все вокруг деградирует и разочаровывает нас. Уж не потому ли наше появление на новом месте вносит смятение, суету и уныние, что мы носим их в себе. Мы, недовольные,брюзжащие и неблагодарные, уже самим своим присутствием загрязняем атмосферу.

Кому-то, быть может, мой Иркутск кажется грубым, нервным, лишенным уюта, покоя и тепла. А я теперь знаю - здесь все же живет доверие и пребывает нежность, как проявление сердечного расположения, бережной заботы и симпатии. А это так важно. Это так много! В Первомайском микрорайоне в истоке реки Каи можно увидеть серых уточек и ярких селезней. Нынешней весною я кормил их хлебом. Из норы где-то под берегом регулярно выныривала ондатра и, если утки – а их было более двух десятков – не успевали проглотить куски брошенного в воду хлеба, то ондатра хватала их. С добычей в зубах она возвращалась к берегу, на минуту исчезала под водой для того, чтобы складировать съестные запасы, и вновь выплывала на середину пруда. Это были рабочие будни, и ондатра трудилась без устали, заботясь о завтрашнем дне. Горожане изумлялись, умилялись и визжали от восторга, когда эта водоплавающая крыса невозмутимо и деловито собирала дань с зевак.

Я чувствую и искренне верю: мой Иркутск незлобивый и бережный ко всему живому и, конечно, к людям, к тем, в ком самом нет агрессии и ненависти, кто, как заповедано нам, любит Бога и ближнего. И если мне приходится возвращаться домой поздним вечером, а то и ночью, я не чувствую страха или сомнения в своей безопасности. Ведь все риски и угрозы – в нас самих. По немощи своей мы сами порою проявляем встречную агрессию, или даже предвосхищаем и провоцируем ее своей слабостью, страхом и недоверием к ближнему. А на злобу реакция чаще всего соответствующая и равноценная. К тому же, ожидания наши почти всегда исполняются. Как сказал священник Димитрий Смирнов, откладываешь деньги на черный день, и он непременно наступит.Застраховал жизнь и имущество от несчастий – не удивляйся, что страховой случай очень скоро состоится. По вере вашей да будет вам!

Вот так я и воспринимаю мой город – со своей колокольни, где меня ничто не тревожит, где я чувствую защищенность, где мне покойно и тихо. Я звоню в колокола, благовествую и призываю моих земляков разделить со мною радость узнавания родного города с высоты птичьего полета.

Александр Ипполитов
Источник: Газета Иркутск