На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Сергия, тел.: 8-914-000-35-22.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Семь крестов войскового старшины Рудюка

Войсковой старшина, подполковник МВД, и.о. председателя Областного отделения Всероссийской общественной организации инвалидов внутренних войск МВД Василий Иванович Рудюк за заслуги перед городом награжден памятным знаком «350 лет Иркутску». Поздравляем!

На радищевской горе, у кладбища, стоит 16 –метровый поклонный крест в честь трех иркутских святителей – Иннокентия (Кульчицкого), Иннокентия (Вениаминова) и Софрония (Кристалевского). Крест вполне может претендовать на то, чтобы его занесли в книгу рекордов России. Правда, не по абсолютным показателям высоты: самый высокий – 25 метров - установлен казаками Прибалтики. Но тот состоит из нескольких деревянных частей, а иркутский изготолен из цельной сибирской лиственницы.

Однако, главная его ценность заключается, конечно, не в размерах и не в материале…

Этот крест появился здесь по воле Божией, исполненной родовым запорожским казаком, иркутским войсковым старшиной Василием Рудюком, которого я, кажется, знаю, еще с детства. Потому как похож он на всех моих земляков сразу. Да и происходим мы оба из украинской земли. Только он из Хмельницкой области, а я с Харьковщины. Ну, а на самом деле познакомились, не помню когда, в Иркутске на почве любви к казачеству.

Василий Иванович из тех натур, которые населяют страницы рассказов и повестей Николая Лескова, совершающие странные, необъяснимые поступки, живущие сразу в двух измерениях, в общем, «такие-сякие-этакие». Но без них, этих чудаков, «несть городу стояти». Хотя, оговоримся, сказано это о праведниках, а Василия Ивановича в праведники даже с натяжкой не запишешь. Грешен казак, грешен. Но куда денешься? Опять же, не праведных, а грешных пришел Христос призвать к покаянию…

В общем, всех своих старших детей Василий Иванович уже до ума довел, рядом с собою поставил и помощниками сделал. Сейчас еще один комплект подрастает.

- У меня такой подход: если мне их Бог дал, я должен обеспечить им будущее, - разъясняет он любопытствующим. – Не денежное, н-е-ет, а настоящее будущее, в котором они себя русскими людьми чувствовать будут и не стесняться этого. Русичами себя называть будут и не убоятся, что их обсмеют. Вот какого будущего я для них хочу! И что могу, для этого делаю.

Многим удивительный сей человек кажется до того странным, что некоторые даже называют его «городским сумасшедшим». Это мы уже до того дожили, что всякий, кто не изображает к делу и без дела «умное лицо», нас и смешит, и раздражает. Вот и Василий Иванович. Ну как же можно его считать нормальным, если он на свои собственные невеликие предпринимательские деньги то везет чужих детей на Кругобайкалку, то казачий ансамбль – на пограничную заставу, то для ветеранов праздничный обед устраивает, то иконы для храмов заказывает. А то еще взял моду – кресты ставить вокруг Иркутска. Нынешний - уже седьмой по счету. Первый был водружен на месте высадки казаков-первопроходцев – на Дьячем острове. Потом – в Утае. Потом на Голоустненском и Качугском трактах, в Мондах, на границе с Монголией. Особый случай – восстановление креста на памятнике Григорию Шелихову у Знаменского храма. Всё на свои кровные. Ну, разве не сумасшедший? И как можно понять его невозможные речи?

- Русь наша есть держава православная. И охраняется крестом православным. И меня страшно возмутило, когда в нашем городе самое высокое место занял крест католический, на новом костеле. Это, братцы, куда годится? Не может и не должно этого быть. Если кто-то думает, что все это безделица и ничего не значит – ошибается! Все имеет значение, а особенно такие вещи. Я если умирать буду, закажу русским людям: не позволяйте над собой возвышаться никому. Не из гордыни, нет, а чтоб не пропасть, как мы сейчас пропадаем. И вот сколько времени меня не покидала мысль, где же и как соорудить символ веры нашей, чтоб виден он был всему городу.

Три с половиной года искал Василий Иванович место, а затем лиственницу, которая бы по всем параметрам подошла к его замыслу. Всем знакомым и незнакомым лесничим заказал таковую высматривать в тайге прибайкальской. И вот, наконец, нашлась красавица неподалеку от Большого Голоустного. Сам ездил смотрел ее, разрешение выписывал, трал нанимал. Надо было успеть спилить и вывезти до весеннего тепла, пока дерево спало. В Горячих Ключах нанял мастеров, непременно своих. Был в бригаде среди русских один якут и один армянин, но все крещеные, православные.

Крест был доставлен в Иркутск к началу июня, когда отмечался праздник Вознесения Господня и, по благословению архиепископа Иркутского и Ангарского Вадима с участием настоятеля Спасского храма иерея Александра Беломестных, установлен на намеченном и заранее освященном месте. Кстати, здесь планируется в будущем возвести храмовый комплекс со странноприимным домом, что весьма и весьма символически ввиду всего ранее рассказанного.

Так уж случилось, что я не смогла побывать на установке Креста 4 июня. И Василий Иванович повез меня к нему через пару недель. Стоял-звенел ясный, да что там ясный, яркий-преяркий июньский день. Солнце блистало на чистейшем синем небе, где не было даже намека на облака. И все бы хорошо, да фотоаппаратом без специальной оптики в такую чудную погодушку снимать не ахти. Вот я и бегала вокруг Креста, раз по десять щелкая то с одного, то с другого места, ничего особенного не замечая. И только просматривая кадры на компьютере, увидела, как на одном из них напротив лиственничного креста вдруг появились в небе Кресты иные, горние. Они выстроились в ряд, повторяя друг друга. Может быть, их было как раз семь, а я по своей суетности упустила несколько? Они еще сияли на втором снимке из того же ряда, а на третьем уже как бы растаяли…

Мы все падки на чудеса. И это естественно: чудеса укрепляют нашу веру. Но через мгновение-другое после первого лучезарного удивления, вползает в душу навозный червь сомнения: а может, все-таки, облака?

И вот чем отличается от нас, колеблющихся, Василий Иванович: ОН В БОЖИЕМ ЧУДЕ НЕ СОМНЕВАЕТСЯ НИКОГДА! За то оно и дается ему чаще, чем кому-либо из знаемых мною людей. У него сразу три иконы в рабочем кабинете – Георгия Победоносца, Николая Чудотворца и святителя Иннокентия мироточат, а последняя даже зеркально отобразилась на стекле, её покрывающем. Конечно, скептики сейчас кривятся в усмешках. Что ж, повторим, каждому даётся по вере его…

P.S. В День Крестовоздвижения Василий Иванович устанавил на русско-монгольской границе свой восьмой крест.

Зоя Горенко