На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

 

Благое дело на коммерческой основе

Инвалиды-колясочники Приангарья лишились возможности бесплатной реабилитации

В сквере имени Кирова, напротив здания областного правительства, в конце октября собрался необычный митинг. Почти все его участники сидели в инвалидных колясках. Организаторы держали в руках подписные листы, где свою фамилию мог записать каждый сочувствующий чужой проблеме. А проблема у инвалидов-колясочников оказалась серьёзная: в Иркутской области нет ни одного государственного реабилитационного центра, в котором они могли бы получать бесплатное специализированное лечение.

Честно говоря, увидеть такой митинг в Иркутске было несколько странно и неожиданно. Мы давно знаем, что в нашем городе есть такое замечательное учреждение нетрадиционной восстановительной медицины, как ОАО «Реабилитационный центр для подростков и взрослых инвалидов с детским церебральным параличом и травмами позвоночника В.И. Дикуля», или попросту – Центр Дикуля. И возглавляет его не кто-нибудь, а депутат городской Думы Павел Шапошников. Иркутск был вторым регионом, создавшим свой филиал знаменитого московского центра, и три года назад мы отмечали его 20-летие. То ли методика профессора Дикуля, удачно сочетающая терапию, массаж и лечебную физкультуру, такая чудодейственная, то ли специалисты здесь подобрались уникальные, но только центр имел очень хорошую репутацию и люди ехали сюда даже из других регионов.

Иркутяне привыкли лечиться в Центре Дикуля бесплатно. «Инвалид мог просто прийти к неврологу, взять направление и по медицинскому полису пройти курс лечения, – говорит инвалид-колясочник, председатель благотворительного фонда имени преподобного Ильи Муромца Сергей Мокеев. – Правда, курс постепенно «сжимался». Сначала можно было бесплатно пролечиться три месяца в год, затем два, потом один. А теперь бесплатного лечения нет совсем, курс реабилитации стоит около 80 тысяч». Для подавляющего большинства инвалидов это совершенно неподъёмные деньги. Понятно, что Центр Дикуля – учреждение частное и самостоятельно выстраивает ценовую политику. Но почему же ещё несколько лет назад его работа была больше похожа на благотворительность, а теперь полностью переведена на коммерческий уровень?

Сбой в системе

А причина, в общем, очевидна. С 2002 по 2010 год ОАО «Реабилитационный центр для подростков и взрослых инвалидов с детским церебральным параличом и травмами позвоночника В.И. Дикуля» работало в системе ОМС Иркутской области. С 2010 года договор с ним расторгнут и центр исключён из системы обязательного медицинского страхования, следовательно, отрезан и от государственного финансирования.

– Проверяя деятельность Центра Дикуля в рамках своей компетенции, мы постоянно находили какие-то нарушения, – объясняет это жёсткое решение руководитель Иркутского территориального фонда ОМС Сергей Шойко. – Причём если поначалу это были какие-то мелочи, которые можно было объяснить, то с годами ситуация только усугублялась.

Итак, проверки фонда регулярно выявляли нецелевое использование государственных средств. В ответ на предписания надзорных органов руководитель центра Павел Шапошников рапортовал, что всё приведено в порядок. Но уже следующая проверка показывала, что вместо того, чтобы восстановить «нецелёвку», руководитель покрывал недостачу … опять же за счёт системы ОМС. «Когда мы вышли на последнюю проверку, обнаружили, что за счёт средств ОМС восстановлено нецелевое использование средств в размере 964 тысяч рублей, – говорит Сергей Шойко. – Это означает, что средства просто перегнали с одного счёта на другой. Себе на подотчёт руководитель взял 2 млн. 134 тысяч рублей, что является грубейшим нарушением финансовой дисциплины. За эти средства он так и не отчитался».

Зато Павел Шапошников на государственные деньги купил оборудование психологического комплекса стоимостью около 1 млн. рублей, а затем продал его … заместителю директора по экономическим вопросам своей же собственной организации. Между тем существует лишь пять статей, на которые могут быть использованы средства ОМС: это зарплата медперсоналу с налоговыми отчислениями, питание, медикаменты и мягкий инвентарь. Имелись и другие нарушения, например, отсутствие раздельной системы бухгалтерского учёта.

Последняя контрольная проверка, проведённая фондом ОМС в Центре Дикуля в 2010 году, выявила нецелевое использование государственных средств в размере 6 млн. 445 тысяч рублей.

– Контрольная проверка не оформляется в виде акта, – говорит Сергей Шойко. – Но мы лишний раз убедились, что ситуацию руководитель не только не поправил, но усугубил. Ухудшилось состояние бухгалтерского учёта, не было сводных документов. Мы на полном основании исключили данное лечебное учреждение из работы в системе ОМС, потому что не имеем права допускаать такого вольного обращения с государственными средствами.

Снявши голову, по волосам не плачут

Нужно понимать, что территориальный фонд ОМС управляет финансовыми средствами, но непосредственное финансирование лечебных учреждений осуществляет страховая компания, выигравшая открытый конкурс на право заключения договора обязательного медицинского страхования. В настоящее время таковой является страховая компания «СОГАЗ». С ней у Центра Дикуля также дружба не сложилась. Зато сложилась кредиторская задолженность перед страховщиками. «Мы пытались призвать руководство погасить задолженность в добровольном порядке, – говорит руководитель СК «СОГАЗ» Марина Тарбеева. – Однако результат был нулевым». Пришлось подавать в суд. Судебное решение было вынесено в пользу страховой компании. Однако Центр Дикуля его не признал и попытался обжаловать. Но суд остался непреклонным: лечебное учреждение должно выплатить СК «СОГАЗ» кредиторскую задолженность в размере 720 тысяч рублей.

Профессор Валентин Дикуль, автор уникальной методики, признался в телефонном разговоре, что несколько лет назад уже получал письмо от иркутских пациентов с жалобой на генерального директора регионального центра. Это был первый тревожный звоночек, который очень обеспокоил профессора. Однако, находясь в Москве, он мало чем может повлиять на ситуацию. Кроме того, иркутский центр – вполне самостоятельное, автономное учреждение, которое только использует методику знаменитого доктора и его имя.

– Обязательно нужно стремиться к тому, чтобы сохранять хотя бы часть бесплатных мест, – уверен Валентин Дикуль. – В нашем московском центре все услуги для инвалидов бесплатны. Правда, нынче ситуация сложная. Сейчас в Москве идёт реорганизация здравоохранения, и мы изо всех сил боремся за то, чтобы остаться «казённым» учреждением. Если это удастся, мы сможем сохранить для инвалидов бесплатное лечение. Но если государство помогать не будет, центру просто не выжить. Он физически не сможет существовать на коммерческой основе, потому что инвалиды – не тот контингент, на котором можно зарабатывать деньги.

Вот и в иркутском центре, по слухам, дела уже обстоят неважно. В стационаре сегодня вообще никого нет, около 15 больных лечатся амбулаторно. А ведь раньше через эти стены приходило до 80 человек в день да ещё 400 человек за год пролечивались стационарно.

«С пациентами мы дружим»

Специалисты тоже потихоньку разбегаются. Хороший массажист без работы никогда не останется. А люди здесь и впрямь собрались уникальные. Они сумели создать особую атмосферу, саму по себе способствующую психологической реабилитации пациентов. Например, инструктором по ЛФК долгое время работал дьякон храма Ксении Петербургской отец Игорь Бакшеев. Человек легендарный, настоящий богатырь, о котором написали, пожалуй, уже все иркутские газеты. Во многом его стараниями при центре появилась часовня преподобного Ильи Киево-Печерского Муромца. «С пациентами мы дружим, – говорит сам отец Игорь. – И основа нашей дружбы – вера». Так повелось, что вместе они стали совершать паломнические поездки. На инвалидных колясках исколесили пол-России, были в Киеве, Египте, а уж в Иерусалим отец Игорь возит группы необычных паломников чуть ли не каждый год.

Постепенно среди пациентов Центра Дикуля сложилось то, что сейчас называют секцией альтернативного туризма. А в 2008 году они создали благотворительный фонд помощи инвалидам имени преподобного Ильи Муромца. Мало кто знает, что былинный богатырь – реальный человек и даже прославлен в лике святых. Мощи его хранятся в Киево-Печерской лавре. Уже в наше время врачи исследовали их при помощи новейших технологий и увидели множество подтверждений его биографии, описанной в былинах и в житии. Например, он и в самом деле не ходил до 30 лет из-за болезни или травмы позвоночника. А потом чудом исцелился и принёс немало пользы своей родине. Потому и выбрали его своим покровителем иркутские инвалиды. Уж он-то их хорошо понимает. Частица мощей святого богатыря хранится в часовне при Центре Дикуля.

Отец Игорь ещё летом написал заявление об уходе. Говорит, что раньше было похоже на благотворительность и работа была в радость. А теперь, когда всё поставлено на коммерческую основу, стало неинтересно.

Но туризмом, конечно, они и дальше будут заниматься вместе, и на Байкал ещё съездят, и фонд Ильи Муромца продолжает работать. Потому что дружбу никто не может отменить, и финансировать её, к счастью, не нужно. Словом, жизнь продолжается и после Центра Дикуля. А на митинг инвалиды вышли не оттого, что центр перешёл на коммерческие рельсы. Кстати, он был не единственным частным заведением, работающим в системе ОМС. Есть другие успешные примеры, и следовательно, это вполне жизнеспособная форма сотрудничества частной медицины и государства. Даже опыт Центра Дикуля – не-

плохое тому подтверждение. «Мы не раз предлагали директору центра: наведи порядок и приходи сотрудничать, – говорит Сергей Шойко. – Но ответа так и не получили».

Мы тоже так и не получили ответа от директора Центра Дикуля, депутата городской Думы Иркутска Павла Шапошникова. На телефонные звонки он не отвечает, в ответ на электронное письмо пообещал перезвонить, однако слова своего не сдержал. Потому допускаем, что у центра тоже имеются свои трудности и объективные причины для повышения цен, но они остаются вне поля нашего зрения.

«Кажется, будто нас нет»

Так или иначе, к центру или его руководству у инвалидов претензий нет. Да и какие могут быть претензии, если это частное предприятие? Хозяин – барин, захотел повысить цены и повысил, захочет – и совсем закроет лавочку. Просто вдруг оказалось, что пройти реабилитацию инвалидам больше негде. Общее лечение согласно показаниям они могут получить в любой клинике, работающей в системе ОМС, а вот со специализированным – проблема.

По закону «проведение реабилитационных мероприятий для инвалидов производится за счёт средств федерального бюджета». Однако ни одного государственного реабилитационного центра для взрослых в Иркутской области нет, и вряд ли он появится в ближайшее время. Единственное, что может на сегодня предложить государство, – бесплатное санаторно-курортное лечение. Областной бюджет даже выделяет средства на проезд до места лечения. Но сами инвалиды не считают, что этого достаточно.

– Было бы логичным создать областное учреждение с государственным финансированием, – говорит Сергей Мокеев. – Возможно, центр, в котором инвалид сможет получить все услуги – социальную, психологическую и юридическую помощь, организованную по принципу «одного окна». Всё-таки реабилитацию мы рассматриваем как часть социальной адаптации. Итогом этой работы мы видим создание рабочих мест для инвалидов, возвращение их к нормальной жизни.

Ну а примеры победы над болезнью ребята видят постоянно своими глазами. Одному из учредителей фонда, Олегу Мартыненко, потребовалось 11 лет, чтобы преодолеть недуг. Он тоже лежал, потом ездил на коляске. (Кстати, будучи тяжело больным человеком, он поднимался на гору Синай, куда не каждый здоровый доползёт). В Центре Дикуля его поставили на ноги. И теперь, хоть и с палочкой, он ходит. Закончил университет, получил образование и вернулся в Центр Дикуля практикующим психологом, чтобы помогать другим. Последнее время он занимался в центре развитием психологической реабилитации инвалидов и делал это вовсе не за деньги.

– Я на своём опыте знаю, что наши методики работают, и смотреть, как всё затухает, очень больно. Ведь люди остаются без помощи.

Сейчас Олег преподаёт в ИГУ, создает там волонтёрские группы среди студентов. В этом году благотворительный фонд Ильи Муромца совместно с волонтёрами выиграл грант от православного фонда имени Серафима Саровского. Хотели на эти деньги устроить лагерь для инвалидов на Байкале. Однако в паспорте проекта ребята указали счёт Центра Дикуля, куда деньги и пришли. Но получить их с этого счёта оказалось невозможно. Кстати, средства не такие уж большие, но и не маленькие – 500 тысяч рублей. В общем, пришлось от них официально отказаться. Мелочь, а противно. Но на Байкал инвалиды и волонтёры всё-таки поехали, правда, уже за свой счёт.

– Мы хотим, чтобы на нашу ситуацию обратили внимание губернатор, региональная власть, – говорит Сергей Мокеев. – Мы уже были у министра соцзащиты на приёме, и он нам сказал: а где ваши инвалиды, кому нужна реабилитация? Вот мы пришли сюда, чтобы показать людей, которым нужна реабилитация. Сегодня на митинг собрались 20 человек – не оттого, что нас так мало. Просто мы не ездим по городу, ведь передвигаться по нашим улицам очень трудно, а в автобусе проехать – это вообще фантастика. Потому и кажется, будто нас нет.

Елена Трифонова
Источник: Восточно-Сибирская правда