На благоустройство Спасской церкви

В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

Родители, обеспокоенные тем, что их дети впали или могут впасть в наркозависимость приглашаются на беседы, которые проходят по средам, в 19.00.

Если у вас есть икона, которая нуждается в реставрации, вы можете обратиться в реставрационную мастерскую. Тел.: 8-914-939-04-47, Андрей Карпов.

В храме ведется сбор пожертвований для малоимущих жителей деревень: одежда, домашняя утварь, бытовая техника и т. п. Любую другую информацию, касающуюся храма, можно получить по телефону 20-15-52.

Покровский храм в Каменке (Боханского р-на) с благодарностью примет любые пожертвования: деньги, церковную утварь, мебель, строительные материалы, книги…
Обращаться к отцу Марку по тел.: 8-924-600-82-08

В храме Воскресения Христова (с. Марково) проводятся молебны: по средам — св. великомученику Иоанну Сачевскому — о благословении всякого богоугодного дела, в т.ч.предпринимательского. Начало в 18.00; по пятницам — иконе Божией Матери «Всецарица» — об избавлении от недугов, в частности онкологических. Начало в 16.00.
Доехать до храма можно на автобусе № 127 от Центрального рынка, дальше маршрут — через гост. «Ангара», Синюшину гору.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

В селе Шаманка Шелеховского района начато строительство храма во имя Святителя Софрония . Жители села просят наших молитв и материальную помощь.
665025, Иркутская обл. Шелеховский район, село Шаманка, ул . Советская, 94, кв . 1.
ИНН 382101 65 03
ОГРН 1083800001670
Р / с 40703810800030003766
В Шелеховском филиале
ОАО «Меткомбанк» ;
к / с 30101810800000000707
в ГРКЦ ГУ Банка России
по Иркутской области .
БИК 042520 707
Тел .: 7-74-23, 7-74-43, 7-74-17

 

На даче

Ночной паук

Наталья запирала на ночь калитку и, закрывая дверь домика, каждый вечер видела, как с крыши крыльца спускался грузный, но шустрый паук. Он, словно циркач, выделывал свои замысловатые кренделя, и, казалось, каким-то немыслимым образом без опоры кувыркался прямо в воздухе. Было в нём что-то милое и правильное: ночь — его время, вышел в прохладе поохотиться.
Но едва Наталья закрывала дверь, как неизменно оживал и другой — страшный, невидимый, но навязчиво слышимый ночной паук. Где-то каждую ночь сыпуче грохотало и резиново бухало. Эти истерично-похотливые, методичные, словно сломанная «сваезабивалка», звуки нельзя было назвать музыкой. Иногда ветром доносило задорно-гнусавые вскрики диджея, и на мгновения затихшая долбежка возобновлялась с новой яростной силой.
Лёжа без сна на тёмной веранде, Наталья представляла, как на этих душных потных дискотеках извиваются полуголые девушки, парни в шортах, банданах, футболках с изображениями окровавленных чудовищ. Там пиво — рекой, наркотики — на любой вкус, блуд — на десерт. И, наверное, они, рабы дискотек, его не видят, но он висит над ними — огромный разжиревший, в чёрном фраке и сигаретой в зубах — ночной паук с тремя шестерками на косматой спине. Он вроде бы дремлет. Но обманчив его сон. Один молниеносный бросок — и ещё одна жертва «на игле», а вот эту сегодня в три ночи изнасилуют, а те двое с зелёно-сиреневыми волосами под утро разобьются на иномарке и станут инвалидами… «Я сплю, пляшите, детки. Пока…» — посапывает он.
Цветы, лесной воздух, закатное зарево — всё это каждый вечер осквернялось, убивалось пауком. «Если нам, так далеко от этой дискотеки, и то слышно, как же терпят те, кто живёт рядом? — недоумевала, возмущалась, вздыхала Наталья. — Да неужто нет управы на это?!»
В тот вечер забухало засветло. Предвидя бессонную ночь, Наталья подошла к матери:
— Мам, давай помолимся по соглашению. Как молодых-то этих жалко, погибают…
Помолились по памяти, больше своими словами. Наталья мало надеялась, что поможет. Однако, Бог милостив. В ту ночь спали. И стали молиться каждый вечер.

Крест

У соседки по даче умер муж. Умер без исповеди, похоронили без отпевания. И стал он каждую ночь вдове сниться, мол, жду тебя. Соседка Елена Сергеевна, зная, что хожу в храм, жаловалась:
— Спать боюсь, одеяло с меня тянет… Посоветуй, Катя, что делать? — просила она меня, нервно перебирая рукой жемчужные бусы.
— Он хоть крещёный был?
— Да вот не знаю. Спрашивала его при жизни, он не помнил. Но ведь тогда всех крестили…
— А вы-то почему крест не носите?
— Да как сорвали у меня крестильный золотой, так и не соберусь купить.
Я купила Елене Сергеевне в нашем храме крест, шнурок. Нашла адрес церкви святого мученика Уара, которому молятся о некрещеных. Радостная, что помогу, шла на дачу.
Соседка крестик взяла, но надевать сразу не поспешила:
— У меня дома серебряная цепочка есть…
— Вы носите, обязательно носите крест, — увещевала я. Рассказала про храм мученика Уара. Думала, ну теперь будут долго собираться. Но уже через несколько дней Елена Сергеевна сообщила, что съездили с сыном в Тихоновку.
— На душе легче стало, — поделилась она.
Креста, однако, на её открытой загорелой груди не было.
Через неделю я узнала, что соседку на собственном участке укусил энцефалитный клещ. Пролечившись, она, похудевшая и слабая, снова появилась на даче. Смотрю: опять без креста.
— Что же вы крестик-то не наденете? — не удержалась я.
— Вот мылась, а цепочка в мочалке запуталась…
Эх, да разрежь ты мочалку, цепочку порви, хоть на тесемку святыню надень, только носи, хотелось крикнуть ей. Но я промолчала.
Так без креста и ходит, сверкая жемчужными бусами, которые, как она считает, лечат.

На рассвете

Светало рано. Небо медленно выплывало из ночной росной сини. Золотился восток и рассыпались длинными веерами лёгкие перистые облака с розовым пухом по краям.
Иван Иванович каждое утро «доглядывал рассвет». Босой, в старых дачных штанах и выцветшей футболке, дед садился возле калитки на лавку и ждал.
— Ну вот и слава Богу! — говорил он, когда из алеющего зарева высверкивал первый ослепительный луч.
Шёл домой, умывался, надевал чистую рубаху, костюм, начищенные ботинки и благоговейно вставал перед стареньким, еще материным образом Спасителя. С минуту стоял, опустив голову, будто вдумываясь в жизнь и вглядываясь в душу, потом медленно, с расстановкой, любовно и ласково выговаривая каждое слово, вычитывал утреннее правило.
Воззвав ко всем святым и помянув своих усопших, перед «Достойно есть…» Иван Иванович обращался к Богу с тем, что наболело на душе.
— Господи, да сколько же будешь терпеть нас, окаянных?.. Ты, щедрой десницей рассыпающий нам Свои блага. Вчерась ходил через лес в Мельничную. Издали такая красота — зелень прямо бархатная, берёзки кудрявятся, залив голубым оком меж сосен глядит. А в лес-то вошел — о-о-ох! Весь он, бедный, испоганен, всюду свалки, деревья искорежены, порублены. А сосну одну огромную, сколько лет стояла красавица, будто пытали — все лоно выжжено. Кругом банки, обертки, стекло. И ведь всё это кто-то принёс сюда и бросил, изгадив Твой, Господи, нам подарок. Кто-то, по образу и подобию Твоему созданный? Почему, зачем, Господи?
Иду обратно — паренек лет тринадцати навстречу. Поравнялись, гляжу — у него мешок на лице, как торба у лошади. Дышит какой-то отравой. Я метнулся к нему, он — в сторону и, вихляясь так, нога за ногу, утёк.
На брошенных огородах заборы падают, земля дурниной зарастает, домишки жгут. Теперь только на вольной воде да на чистом небушке отдыхает взгляд. Ещё и в последние времена будет родить земля чахлые плоды, сказано в Откровении ученика Твоего Иоанна. Близко уже, видно, к тому. Дороги по обочинам с чёрными листьями стоят. Малина с червями, капуста вся в дырах. И кормит ведь ещё земля наша матушка и, похоже, мстит уже за себя. Потравишь тлю, она живёхонька, а посадки гибнут и урожаи всё хуже.
Чего это я сёдни расплакался? Прости меня, Господи! Сами, сами во всём виноваты. И я, и я!
Иван Иванович, сморгнув так и не пролившуюся слезу, тихонько пропел «Достойно есть…» и взгляд его упал на собранное с вечера ведро вишни.
— Не пойду пока на базар. Хватит нам со старухой. Снесу в интернат, пусть ребятки болящие полакомятся.

«Спорительница хлебов»

Оставшись вдовой, Татьяна теперь «пашет» за двоих. И дома, и особенно на даче ей достается. Дети малые да огород, да зарплата — как у большинства… На кого больше надеяться, как не на Господа и Матерь Божию?
Вот и купила Татьяна маленькую иконочку Богородицы «Спорительница хлебов». Придёт на дачу — помолится ей. Поработает, поливая свой огородец потом и слезами, поблагодарит Пресвятую Деву — и домой идёт.
Как-то зашла соседка Руфина, удивляется:
— Ты вот, Тань, смотрю, и не удобряшь ничо, а у тебя всё прет! А мы с Николаем бухаем, бухаем этот навоз, назём — и толку мало…
— Так я прежде чем садить-то, молюсь, да святой водой землицу-кормилицу кроплю, да у Богородицы помощи прошу. Вон у меня и икона такая особая есть — земледельцам помогает.
Руфина поглядела с любопытством на образ, говорит:
— И мне такую купи.
— Ладно, куплю.
— Только мне получше, подороже возьми, — просит.
Купила ей Таня большую, дорогую икону — всю в золотых узорах. Красивая! Прижала к сердцу, даже жаль отдать.
Отдала, молитву подарила.
Но что-то опять не радуется соседка. Видно, ещё чего-то не хватает…

Листова Л.Л.
из книги "Пух с крыльев Ангелов"
Иркутск, 2008