В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Продолжаются встречи в КЛУБЕ МОЛОДОЙ СЕМЬИ по понедельникам, в 18 ч. Тел: 8-914-934-98-67.

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Всё начиналось с патриотизма...

Известно выражение «Пути Господни неисповедимы». Так оно и есть. Каждый из нас идёт своим путем, и, порой мы сами удивляемся и не можем постичь тех или иных поворотов судьбы, пока однажды не дано нам будет познать и свою жизнь, и свои поступки совершенно в ином свете. Каждый из наших прихожан может рассказать свою историю обретения веры. И начнем мы непосредственно с настоятеля храма и прихода, нашего батюшки, иерея АЛЕКСАНДРА БЕЛОМЕСТНЫХ.

Мой путь к Господу был долгим и не простым. Крестился я достаточно поздно в зрелом возрасте, когда у меня уже было два сына: старшему было три года, а младшему год. И то не по убеждению, а по настоянию тёщи моей Галины Николаевны (Царствие ей Небесное). Я тогда работал в горкоме комсомола: комсомолец, спортсмен, активист, и для меня это было, конечно, конфузно. Но она меня уговорила, приведя прагматичные доводы: дети болеют, и чтобы они меньше болели— надо их окрестить. Ну, я, чтобы не обижать тещу и так, на всякий случай, привел детей в церковь, в Михаило-Архангельский храм, к отцу Каллинику. Он меня спросил, крещен ли я сам, и предложил окрестить вместе с детьми. Я плечами пожал, и за компанию, честно говоря, окрестился. И не скажу, что сразу произошло чудо. Как я был неверующий, так и остался. Но где-то без моего ведения уже начался тот «неисповедимый путь», который нам предопределен.

…Это были девяностые годы. Начиналось смутное время, но мы-то не понимали всех тех сложных процессов, которые надвигались на нашу страну. И очень многие из нас были окрылены надеждой на возрождение «России, которую мы потеряли» (был такой фильм). Открывались многие такие вещи, о которых мы раньше не знали. И мы вдруг, как будто впервые увидели, например, что русский народ гибнет вследствие пьянства и что это — не естественный процесс, а насажденный, внедренный врагами России. Я тогда пошел в депутаты, но там мне не понравилось, потому что было очень много разговоров, а дела никакого. И вот тогда мы (три семьи) решили ехать в Ольхонский район и заниматься конкретным делом — возрождать заброшенную деревню. Стержнем этого объединения был именно трезвый, здоровый образ жизни. Я тогда прошел даже курс по избавлению от вредных привычек, хотя и не страдал ими. Но мы были убеждены, что для полноценного «здорового образа» вообще надо отказаться даже от праздничных выпивок. И вот был период, когда я за пять лет ни разу спиртного в рот не брал ….

«Вооруженные» таким настроем и с самыми лучшими патриотическими устремлениями мы отправились в Ольхонский район. Нашли там самую заброшенную деревню, где остался один пустой домик. Тьма тараканья, ни дорог, ни света, ничего. Мы раскопали архивы, нашли последнего жителя этой деревни— в Косой Степи. Он рассказал, что жили там переселенцы с Украины, приехавшие поосваивать Сибирь по столыпинской реформе. Узнали из исторических справок, что первым делом и в этой деревне, и вообще везде приехавшие люди строили храм. Сами жили в землянках, а строили храм. И только потом начинали строить дома. Нас тогда это удивило и поразило. Потому что моим тогдашним сознанием храм воспринимался как …. клуб. И у меня в голове не укладывалось, как так можно - строить «клуб», когда у тебя дома нет. Но поскольку мы были глубоко убеждены, что предки наши были гораздо чище, нравственнее и умнее нас, то решили не отступать от их традиций. Поехали опять к отцу Каллинику, чтобы он нам разъяснил, почему наши предки так поступали, и посоветовал, как нам построить храм. И он нам объяснил, что верующие люди вначале строят Дом Богу, а потом уж себе. Ну, надо, так надо. Договорились, что батюшка приедет освятит место под храм. Но добраться туда можно было только по зимнику, а он приехал, когда уже дороги «поплыли», машина застряла, и вынужден был вернуться назад. И таким образом, земля наша осталась неосвященной, и. наверное, потому ничего у нас и не получилось с возрождением, к которому мы так горячо, но очень наивно стремились.

Но это был очень значимый период в моей жизни: я познакомился со священником, принял таинство крещения и сделал даже первые самостоятельные шаги к общению с Богом. Однажды, когда я пас коров на дальнем пастбище, я решил помолиться, попросить у Господа веры (как мне советовал отец Каллиник). И вот можете представить степень моего духовного развития — мне было стыдно и боязно, что меня коровы увидят за этим занятием. Я в палатке закрылся и помолился впервые …. После этого стало полегче, начал читать духовные книги, что-то понимать. И не могу определить когда, незаметно для самого себя — стал верующим.

И когда меня вновь пригласили на чиновничью работу, потом на работу с молодежью в государственную структуру— Комитет по молодежной политике— то уже все свои действия я строил, как человек верующий, на принципах Православия. В это время Комитет тесно сотрудничал с Иркутской епархией, и я познакомился с владыкой Вадимом. Несколько раз я порывался уйти с чиновничьей работы, но он меня не благословлял и я продолжал работать на должности председателя Комитета. Но потом, когда уже перевели на должность начальника протокольного отдела в администрацию области, я выдержал только один год и ушел …. Конечно, я и не думал быть священником, да ещё так быстро. Но владыка определил мне самый короткий срок послушания, рукоположил меня в диаконы, а ещё через месяц — в священники. Когда Спасский храм передали Иркутской епархии, владыка назначил меня его настоятелем. Кроме того, вследствие кадровых изменений в иркутской женской православной гимназии, меня назначили также её директором ….

Необходимо сказать, что весь мой путь к храму и к Господу рядом со мной разделяла моя супруга, теперь матушка, Елена. В своё время вместе с тещей она меня рьяно убеждала в необходимости крестить детей, и таким образом, благодаря ей тоже, я стал крещеным. Ну, а потом, когда я стал воцерковляться, был небольшой период ропота. Но он быстро прошел. Ну, и конечно, возникло искушение, когда я решил уйти из государственной службы. Понятно, что чиновник, как бы там ни было, имеет определенные гарантии, и зарплату, и социальную защиту, и какие-то привилегии. Лишиться этого после многих лет, честно говоря, страшновато, да еще в нашей нестабильной сегодняшней обстановке. Поэтому понять женщину, мать семейства, вполне можно. Но вот когда меня рукоположили, произошло чудо. Жена об этом мне сама рассказывала: на душе у неё воцарился такой мир, что иначе как благодатью Божьей это не назовешь. Исчезли все тревоги, все страхи, и им на смену пришла необъяснимая и неизъяснимая радость. И она поняла, что не по своей воле я ушел, а был на то промысел Божий. Теперь она проходит клиросное послушание, и ни о чем не жалеет. И мы вместе говорим: «Слава Богу за всё!»

Храм наш, Слава Богу, возвращен верующим и он потихоньку благоустраивается благоукрашается усилиями наших прихожан и попечителей, меценатов или, как сейчас говорят, спонсоров. Многие из них, как и подобает христианам, не хотели бы никакого прославления и даже озвучивания их имен. Но все-таки некоторые фамилии стоит назвать. На первых порах нам очень помогли известные предприниматели Татьяна Васильевна Казакова, Валентин Александрович Голышев. Помогали даже и неверующие люди, те, с кем я раньше работал в комсомоле, в администрации, нигде я отказа не встречал. И в очень короткое время мы приобрели все необходимое. Огромная благодарность им всем! Сейчас предусмотрены достаточно большие суммы из областного бюджета на дальнейшие реставрационные работы. И теперь нам надо молиться, чтобы быть достойными того храма, который мы обрели.

Пока Богослужения у нас проходят три раза в неделю — пятницу, субботу, воскресенье. Приход складывается, приходят новые люди, привносят новые идеи. Очень много для организации прихода делает Надежда Михайловна Королькова. Молодежь подтянулась, юноши и девушки по собственной инициативе еженедельно служат молебны об обретении своей второй половинки, просят Божией помощи на устроение семейной жизни. Начала свою работу Воскресная казачья школа для детей под руководством Александра Ивановича Михалева, работает Школа звонарей, которую ведет Ивана Меньшенин, патриотический клуб. В стенах нашего храма собирается растство святителя Иннокентия. Обратилось к нам общество анонимных алкоголиков с просьбой предоставлять раз в неделю место для занятий. В общем, жизнь прихода не гораничивается только Богослудениями, но конечно же, определяется ими. А обо всех наших делах, я думаю, мы ещё успеем поговорить на страницах газеты. Причем, я считаю, надо не столько хвалиться (что не подобает христианину), а ставить проблемы и стараться их решать. С Божией помощью всё преодолимо!