Свет мой, врач мой...

Нина Иннокентьевна Константинова — одна из немногих прихожанок, по крайней мере нашего храма, которым веру обретать не пришлось, она дарована им с рождения. Поэтому и название постоянной нашей рубрики мы немножко изменили. Нина всегда была среди тех «платочков», которые белели в храме независимо от того, какое было в обществе к ним отношение.

- Мы с папой и мамой жили в районе Жилкино, трое детей нас было, — вспоминает Нина Иннокентьевна свое детство. — И сколько помню, всегда мы хо дили в храм Михаила-Архангела, пешком ходили. Тогда там на дороге такого большого движения не было, и мы шли свободно и радостно. Пасху всегда праздновали всем двором. Мы жили в казенных деревянных домах мя сокомбинатовских— на две семьи. Хозяйство было небольшое, огородик. Вроде как в городе, и в селе. В Вербное воскресенье все вокруг у нас уже было чистенько, прибрано, мы, как могли, молились. На Пасху, кажется, долго-долго ждали, когда наступит полночь, а утром— такая радость, все христосовались… и потом такой длинный-длинный день, ясный, теплый, все соседи добрые, радостные…..

- А как же гонения?

- Ну, конечно, официально-то не одобрялось то, что мы верующие. И были мы и октябрятами, и пионерами. А под галстуком все равно крестики носили. Ничего. Вообще, веру же из людей так просто не вытравишь. Может, и тот, кто что-то говорил против, в душе был верующим. Ну, а Пасху на Руси, по-моему, всегда празд новали все.

Гораздо большим, чем официальное неодобрение, испытанием веры для Нины стала взрос­ лая, полная невзгод и лишений жизнь. Сгинул муж, молодым умер сын….. И, как у всякого, бывали минутки слабости, когда мы вопрошаем Господа: «За что?». Но никогда, по признанию Нины, не являлось ни тени сомнения в Его правде и милости. Если так происходит, значит, так Богу угодно.

— Всегда я молилась Божией Матери и Николаю-Угоднику, и всегда они помогали мне. А потом привезли мощи святителя Иннокентия, и я стала ходить в Знаменский храм, к святителю. И там однажды произошло событие, которое я считаю для себя чудом. Это было, когда я после многих-многих лет работы на железной дороге вышла на пенсию.. Мне было это не привычно и тягостно, вроде как деть себя некуда. И вот стою я в храме, думаю, как же я теперь дальше жить буду, и тут подходит ко мне матушка Магдалина из Знаменского Монастыря, и спрашивает: «Хо­ чешь работать в просфорной?». И вот я работаю, пеку просфорочки. И такая это радость для меня. Бывает, идёшь, слабость одолевает, немощь, а стану за стол, и силы появляются. Господь дает. И в больницу я никогда не хожу, а если где что болит, то крестное знамение наложу на это место, помолюсь, и легче становится. Один это у меня врач — крест Господень Животворящий…..

.. В Спасский храм Нина Иннокентьевна ходит не одна, а со своим семейством, особенно заметен правнучек Коленька. Именно благодаря им, мы и видим часто эту женщину: внучке с маленьким ребенком удобнее ездить сюда. Но не только это обстоятельство влечет женщину в «Спас».

— Когда открылась Спасская церковь, сердце так и потянулось сюда, — признается Нина. — И я рада, что дети в этот храм ходят, благодать тут повсюду разлита.

Когда оказываешься рядом с Ниной Иннокентьевной, чувствуешь, как спокойней и теплее становится на душе, и сразу хочется тихонько улыбнуться, и прошептать «Слава Богу». Тот огонечек веры, который в большинстве из нас мятется, то вспыхивая ярко, то едва не угасая совсем, горит в ее душе ровно и тихо. И если наша свечечка погаснет, нам есть от кого зажечь её. Слава Богу!

 

Зоя Горенко