Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Что узнали археологи

С декабря 2007 года по заказу Центра сохранения историко-культурного наследия Иркутской области у Спасской церкви ведутся археологические раскопки. Возглавляет изыскательские работы старший научный сотрудник кафедры археологии, этнологии, истории древнего мира Наталья Евгеньевна БЕРДНИКОВА.

Вот что она рассказала:

Раскопки ведутся в необычных зимних условиях. Такая ситуация сложилась из-за срочности этих работ, поскольку начинаются реставрационные работы самой Спасской церкви. Для этого мы готовим площади, убираем все археологические материалы, которые находятся на этой территории. Что здесь было найдено интересного?

Мы вскрываем остатки приходского кладбища, притом, самого раннего кладбища города Иркутска. Предполагали также найти остатки острожной стены, в которую была встроена Спасская церковь. Но пока не удалось. Мы обнаружили кирпичную кладку, которую ранее, во время предварительных раскопок в октябре 2007 года, посчитали остатками каменной стены на месте деревянной острожной стены. Согласно письменным источникам, через год после пожара 1717 года, когда сгорела большая часть острога, вокруг «города» возводилась каменная стена, а «городом» считалась только острожная часть. Пока непонятно, почему обнаруженная кирпичная выкладка неожиданно заканчивается. Мы не находим ее продолжения. Можно, конечно, предположить, что она была уничтожена при реставрационных работах, которые начали вести с конца 60-х годов ХХ века, но по стратиграфии слоев этого не видно..

Почему мы считаем обнаруженные погребения самыми ранними? Когда началась рес­ таврация Спасской церкви (а нынешний цикл — это вторая реставрация), были уничтожены бульдозером вокруг церкви городские культурные отложения, в которых находились, в том числе, и захоронения до глубины исходной поверхности, на которой возводилась Спасская церковь. Мощность уничтоженных отложений по всем данным— 1-1,5 метра. Поэтому у нас здесь остатки таких захоронений.

Очень много детских захоронений в колодах. Встречаются взрослые захоронения. Общее количество вскрытых костяков только у восточной стены приближается к сотне. В части, которая прилегает к северной стороне фасада, вероятно, находятся самые ранние захоронения, возможно, они связаны вообще с первопоселенцами, что покажут наши дальнейшие исследования. Это достаточно необычные захоронения, их сохранность лучше. Сохраняются остатки одежды, например, было найдено женское погребение в головном уборе (платке), с остатками кожаной обуви.

В кирпичной выкладке, так называемом склепе, вскрыто погребение какого-то чина. Мы надеемся по мундирным пуговицам установить время и чин погребенного. А если появится возможность соотнести находку с письменными данными, то можно вообще восстановить, чье это было захоронение.

У археологических изысканий есть одна особенность: письменные источники дают одну историческую картину, а когда начинаются раскопки, эта картина начинает меняться. Осенью 2007 года по северной стороне была заложена траншея разведочного характера. Мы этой траншеей вскрыли остатки тыновой стены. К удивлению, были обнаружены остатки бревен небольшой толщины, максимум 20 сантиметров в диаметре. Так что, если нам представлялась мощная тыновая стена из вековых сосен и лиственниц, то в действительности остатки тына — из не очень мощных бревен. К какому времени относится эта стена? Может это и есть острожная стена 1693 года? Мы этого пока не знаем.

Для того чтобы решить эти вопросы, необходимо закладывать раскопочные площади ближе к Ангаре, чтобы вскрыть территорию острога, то есть восстановить место, где была расположена старая деревянная Спасская церковь. Частично об этом будут свидетельствовать уровни зало­ жения могильных ям.

В сегодняшних раскопках, поскольку срезана перекрывающая толща, у многих погребений мы не видим этого уровня. Для того чтобы определить возраст захоронения, он обязательно должен фиксироваться. По относительной стратиграфии это можно определить достаточно достоверно. Но у нас этого материала просто нет.

У западной части фасада Спасской церкви, где осенью у нас были заложены два шурфа, мы обнаружили остатки деревянных конструкций из очень больших бревен, которые находились в ямах, засыпанных битым кирпичом, кусками извести, и залиты известковым раствором. Не очень было понятно, к чему относятся эти деревянные конструкции, то ли это остатки острога, то ли это часть деревянного фундамента, который был подведен под колокольню. Год постройки колокольни — 1756 или 1758, то есть позже, чем основное здание церкви.

В наших работах принимали участие иркутские дендрохронологи, в частности, Виктор Иванович Воронин, который взял спилы с бревен, и сейчас определен возраст, когда были спилены деревья. По его данным это получился 1750-1752 год. Мы действительно нашли остатки фундамента, видимо, деревянного, который подводился под колокольню. Основные выводы появятся, когда будет написан полный научный отчет. Весной 2008 годы мы должны его закончить. У нас есть сроки перед заказчиком, а также сроки выдачи отчета в Полевой комитет Института археологии Российской Академии наук. В эти же сроки будет проведен первый научный анализ.

 

Записал Вадим Алтухов,
методист Центра детско-
юношеского туризма
и краеведения