«Вы обязательно получите ответ….»

Накануне Пасхи мы записали интервью с нашим владыкой, архиепископом Иркутским и Ангарским Вадимом. И сегодня предлагаем его беседу о самом главном таинстве, которое соединяет человека с Богом таинстве исповеди, глубине покаяния.

— Владыко, сегодня многих православных, особенно новообращенных, волнует, а порой смущает, вопрос о таинстве покаяния. Многих не удовлетворяет процесс исповеди, когда за тобой стоит очередь человек 20, а в праздники и все 50, и ты понимаешь, что священнику некогда и нет возможности вникать в твои проблемы. Каждому хочется иметь собственного духовника, но почему-то он не находится. Конечно, написано много книг, но нам бы хотелось услышать о Вашем личном опыте исповеди, а также совет, который бы вы могли дать мирянам по этому поводу.

— Вы знаете, такого духовника, которому я бы мог поведать всю мою внутреннюю жизнь, со кровенные помыслы, у которого мог бы испросить совета, у меня тоже, увы, нет. У меня был такой человек, архимандрит Серафим Тяпочкин, наделенный многими дарованиями, прежде всего — любви, и к Богу, и к человеку. Этой любовью он был готов вести человека к обителям Божьим. Ему я исповедовал всё. После его смерти я, к сожалению, такого духовника не нахожу. А потребность, конечно, есть. Как я эту потребность удовлетворяю? У меня есть друг, митрополит Хризостом, который когда-то возглавлял Иркутскую епархию. Он старше меня на 20 лет. Я довольно часто с ним встречаюсь, и ему то тайное, что гложет мою совесть, могу поведать.

А в будничной жизни, когда таких встреч нет (например, и в прошедший Великий Пост ее не было) я исповедуюсь, так же, как и все, у наших священников. Я, конечно, стараюсь перечислить все свои согрешения. Но всю глубину наших помыслов и деяний может ведать только Бог, и возможно, редкие духовно опытные люди — старцы. Их и раньше было немного, а сейчас это вообще величайшая редкость. Вы знаете, наверное, об оптинских старцах, о влечении к ним народа. Даже такие личности, как Лев Толстой, стремились в Оптину. Старцы привлекали именно тем, что могли не просто принять исповедь, а и посоветовать, и посочувствовать, и объяснить, и приподнять человека, и повести его душу так, чтобы он ощутил и любовь к нему Бога и невозможность пребывания в состоянии греха. И главное, они давали совет, как выйти из этого состояния. Сегодня, конечно, далеко не каждый священник может это сделать. Я вспоминаю свой пастырский опыт, когда мне приходилось принимать исповедь. Это очень трудная работа, с каждой исповеди приходил, как из бани. Мы помним из Священного писания о том, как кровоточивая прикоснулась к Иисусу, и Он почувствовал, как сила изошла из Него. А мы люди… Но есть одно обнадеживающее обстоятельство: ИСПОВЕДЬ ПРИЕМЛЕТ НЕ ПРОСТО СВЯЩЕННИК, ОН — ПОСРЕДНИК, ИСПОВЕДЬ ПРИЕМЛЕТ — САМ ГОСПОДЬ. Все, что вы хотели поведать, поведайте Богу: и печали ваши, и радости, и сомнения, и все, что вы считаете грехом своим, без ложного стыда назовите. А Сам Господь управит, как помочь вам. Он ответит вам, возможно словами этого священниками, или же другими средствами. Возможно, вы прочтете ответ на свой вопрос в какой-то будто бы случайно оказавшейся в ваших руках книге. Возможно, каким-нибудь случаем, встречей, рассказом человека, пережившего такую же ситуацию, какая сложилась у вас. Но обязательно эту «божественную подсказочку» вы получите. Только будьте внимательны ….