В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Продолжаются встречи в КЛУБЕ МОЛОДОЙ СЕМЬИ по понедельникам, в 18 ч. Тел: 8-914-934-98-67.

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Такой простой смысл

Когда мне было 5 лет, мы с мамой жили в небольшом городке, где все друг друга знали. Мы часто ходили в гости, и уже тогда я знала, что обычно в каждом доме живут дети: такие же, как я, младше меня, старше, или совсем взрослые — но дети были везде. Лишь в одной семье, куда мы изредка наведывались, детей не было, никаких. Были муж с женой, уже не юные, а детей не было. Нас принимали радушно, угощали вкусно, со мной играли, было весело, но в душе поселился страх: я боялась такой жизни, и представить себя не хотела на месте хозяйки того всегда аккуратного дома. Мама все свободное время проводила со мной: мы гуляли, играли, читали, ездили на море, она стирала, готовила, убирала за мной, потому что я многого не умела делать. Несмотря на юный возраст, я чувствовала, что наша совместная жизнь имеет смысл: взрослый человек помогает маленькому вырасти, любя и воспитывая. Совместной жизни двух взрослых, совершенно самостоятельных людей, у которых нет детей, и им не о ком заботиться, я не понимала. На мои вопросы мама отвечала: да, мол, так бывает, правда, очень редко, что семья бездетна, и, вздыхая, жалела приветливую приятельницу.

Моим страстным желанием, кажется, с самого раннего детства, было иметь своих детей. Во дворе я всегда присматривала за младшими, любила с ними возиться. Даже профессию выбрала, долго не думая — учитель. Но очень скоро поняла, что чужие дети — это все же не то, чего мне хочется. Я не одобряла многих их поступков, не знала, почему они говорят и думают так, а не иначе. К детям я подходила слишком идеалистически, приписывала им все прекрасные (в моем представлении) черты и удивлялась, что малыши не все и не в полном объеме ими обладают. Тогда пришло осознание, что они растут не у Бога, а в обычных семьях, видят поступки взрослых, носят их гены и постепенно приобретают подобие родителей. Как это происходит, можно увидеть, только выстрадав своего ребенка, а лучше нескольких.

Сама я выросла без отца, потому об отношениях мужа и жены знала чисто теоретически. Семья для меня была целью именно потому, что мужчина должен стать отцом наших детей. Безграничная любовь матери и ее забота научили меня думать: так и только так может состояться моя жизнь — в любви и заботе о детях. Конечно, ничего необычного в этом нет: первое предназначение женщины, о котором не стоит и рассуждать. Но так происходит в том случае, если дети появляются как бы сами по себе, мужчина и женщина о них еще и не думают, а уже начинаются пеленки, бессонные ночи и прочие прелести родительства.

Мужа я выбрала именно по его семье: муж, жена, сын и дочь — они были всегда вместе, в доме царили покой и терпимость. «Он так любит свою мать, непременно в будущем хороший отец», — рассуждала я. К тому времени за моими плечами было несколько неудачных отношений с мужчинами, которые чего-то хотели от меня лично, а не наших детей. Полагаясь на разум, я вышла замуж. После нескольких месяцев совместной жизни отправилась к врачу, который, узнав, сколько я замужем, написал в моей карточке: «Бесплодие». Это прогремело как гром, я заметалась: что же делать? Никто не посоветовал ничего определенного. Я ушла в работу, начались проблемы с мужем, со здоровьем мамы, и моя молодая семья распалась. Обвинив мужа во всех проблемах, выгнала. Но я все-таки выбрала хорошего семьянина. Как только мне понадобилась помощь, позвонила, он вернулся. Начали все сначала. А ребенка все не было …. Работу пришлось забросить, потому что совмещать школу и бесконечные обследования (они не давали никаких результатов) невозможно. Я бросалась из крайности в крайность: то молилась и постилась истово, то пускалась во все тяжкие, то бралась за карьеру, то, бросив работу, бежала к очередному светилу, медицинскому или иному, способному как-то помочь. Деньги утекали рекой.

Эти метания продолжались одиннадцать лет… Всего, что хотелось, я привыкла добиваться тем или иным путем, но на достижение желаемого уходили, в худшем случае, месяцы. И теперь тщетность усилий вызывала отчаяние, а невозможность смириться с мыслью, что материнство мне не дано, жгло мою душу. За что такое непосильное наказание? За какие тяжкие грехи? Слезы, ропот, надежда, поражение…и новая попытка. В моем арсенале нет слов для описания моего состояния в те годы, кроме слова — ад. И в моем арсенале нет слов, чтобы передать состояние, в котором я смотрю на своего двухлетнего сына — кроме слова рай. И сегодня я нахожусь в полнейшей уверенности, что детей дает Бог. Врачи не в силах помочь, если Господь не поможет. Отступиться я не могла. Никакого смирения и покоя не появилось в моей душе, пока не родился сын.

Никакие уговоры и доводы не могли растопить ту вечную вселенскую печаль, с которой я смотрела на женщин с детьми. Я все реже встречалась с подругами, ведь у всех были дети. А нужно было как-то жить дальше. Я устроилась на новую работу, которая заняла все мои мозги и душу, поехала в командировку, строила грандиозные планы. На свое 35-летие пригласила друзей, с мужем отношения наладила. Вдруг в день рождения перестала спать. Не могу и все. Какая-то тревога поселилась внутри и началась вибрация всего организма. Беспокоили боли внизу живота. После одного из очередных лечений я приобрела большую опухоль, и врачи пугали, что в любой момент она может начать отмирать, а это — экстренная операция и никаких надежд, что я стану матерью. И я решилась, позвонила в клинику искусственного оплодотворения. До того момента мысли о вмешательстве человека в божественный процесс зачатия меня пугали, но теперь я решилась на крайние меры. Записавшись на прием и узнав, какие требуются анализы, направилась к участковому врачу. С некоторой тревогой осмотрев меня, врач высказал опасение, что опухоль отмирает или .… это беременность.

Сидя в очереди на прием в городской больнице, я переходила из состояния эйфории к ужасу каждые пять секунд. Что же меня ждет? Когда молодой врач без сомнений сказал, что у меня «небольшой срок», я уже была в полуобмороке. Позвонила мужу, маме. Все были растеряны и безмерно счастливы.

На этом заканчивается история многолетней бездетности, и начинается история материнства, тоже непростая, но совсем с другим настроением. Пока не родился сын, мысли о бесполезности существования не давали мне покоя, а теперь я не ищу в жизни смысла, я живу. Благодарю, Господи, что Ты дал мне по-настоящему понять, в чем же такой простой, но такой истинный смысл моей жизни.

р. б. Марина