В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Продолжаются встречи в КЛУБЕ МОЛОДОЙ СЕМЬИ по понедельникам, в 18 ч. Тел: 8-914-934-98-67.

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

В храме ведется сбор пожертвований для малоимущих жителей деревень: одежда, домашняя утварь, бытовая техника и т. п. Любую другую информацию, касающуюся храма, можно получить по телефону 20-15-52.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Страна непрерывной молитвы

Международная духовно-просветительская программа «Под звездой Богородицы» завершилась. В рамках этой программы были проведены 8 крестных ходов, которые символически начертали на российской земле звезду Богородицы. Программа была посвящена объединению Русской Православной Церкви за рубежом и Русской Православной Церкви Московской патриархии, а также 90-летию обретения иконы Богородицы «Державная». А на деле она стала попыткой молитвенного объединения, возрождения Святой Руси.

Самый длинный луч звезды, «Владивосток-Москва», в ноябре прошлого года проходил и через Иркутск. В самом первом своём номере «Сретение» рассказывало о том, как это было. Именно в этом крестном ходу участвовали прихожане нашего храма, супруги Александр Николаевич и Галина Ильинична Дьячковы. Они в числе немногих прошли весь путь, от начала до конца. Больше года они мерили шагами российские дороги. Сразу после возвращения домой супруги Дьячковы поделились своими впечатлениями с нашим корреспондентом.

— Как вы считаете, крестный ход сумел выполнить ту миссию, которая на него была возложена?

Галина Ильинична: Трудно сказать. Я считаю, что этот крестный ход, прежде всего, покаянный. Мы каяться шли. И люди встречали нас с покаянными слезами. Вся Россия плакала. Много случаев можно рассказать. В Читинской области одна бабушка нас очень сильно ждала. То есть, не нас, конечно, Богородицу. А пришли мы неожиданно, бабулька картошку копала. Так она лопату бросила, как была, прибежала. Плачет, говорит, ну вот я вас и догнала, теперь у моей Наташки всё будет хорошо. Вот с такой верой нас встречали.

Другая бабушка прямо на дороге белоснежный рушник расстелила, на нём хлеб да соль. А сама стоит и плачет. Дождь моросит, лужи кругом. Бегут женщины, в платьях, в плащиках красивых, не раздумывая крестятся и падают прямо в лужи на колени перед Богородицей. Люди изголодались, исстрадались по Богу. Не потеряна ещё, жива Святая Русь.

Александр Николаевич: Нас постоянно спрашивают: «Ну как же вы решились на такой подвиг? Да вы просто герои». А там героев-то не было, одни только грешники. В крестный ход мы пошли свои личные беды разрешить. Покажите мне в России семью, в которой нет проблем. У кого-то муж пьёт, у кого-то сын по плохой дорожке пошёл, кто-то тяжко болеет. Наши отдельные проблемы неизъяснимо объединяются в общую беду России. Мы это очень хорошо почувствовали пока шли. Сколько городов и весей прошёл крестный ход, сколько километров — не сосчитать. Да мы считать и не пробовали. От Владивостока до Москвы страна наша невыразимо прекрасна. От этого ещё горше глядеть на дела рук человеческих. В Читинской области, например, мы встретили целые мёртвые долины. Впечатление жуткое. Там добывают золото и после того, как поработают драги, земля остаётся голой, на ней больше ничего не растёт. Добытое золото моют ядовитыми реагентами, после этого мёртвыми остаются реки. Управляющий золотодобывающей компании живёт в Москве, а владелец — в Лондоне. Между тем, сама Читинская область просто нищая.

Порою нам казалось, что шагаем прямо по живой и трагической нашей истории. Ведь мы шли по дорогам гражданской и Великой Отечественной войн. Говорят, сейчас Россия вошла в зону стабилизации, но, откровенно говоря, мы видели только стабильный разор… Лишь в некоторых областях и районах заметно какое-то движение к лучшему. Уже это вселяет надежду. Нам нужно крепко молиться, чтобы ничего плохого с нашей Родиной не случилось.

— Трудностей много было?

Г.И.: Самые большие трудности не нам достались. Мы-то шли по своей земле. Но кроме шести российских лу чей, было два луча международных, с Афона и из Иерусалима. Оттуда тоже шли наши, русские паломники. Вот им было гораздо труднее. Люди шли через Украину, там сейчас неспокойно. Особенно тяжело пришлось афонскому лучу. Казахстан вовсе не пустил их на свою территорию. Кстати, там сразу сильные заморозки случились. Если бы не молилась вся Россия, некоторые лучи могли просто не дойти.

— Наверняка были какие-то интересные случаи, которые особенно запомнились…

А.Н.: Много было чудесного. Мы всю дорогу удивлялись, как животные реагируют на Иисусову молитву. В Приморье нас всю дорогу соловьи сопровождали, потом — голуби. В Читинской области за нами долго-долго бежал целый табун лошадей. Батюшка с нами был, строгий, всегда нас одёргивал, чтобы мы в мистику не впадали. В конце-концов и он воскликнул: «Гляньте на этих коров, они же явно с нами собрались в крестный ход!» А каких только радуг мы не посмотрели: кольцевые, многоярусные, и кресты сияющие.

Но об одном случае нужно рассказать особо. Крестный ход проходил через маленький город Углегорск, расположенный на самой границе с Маньчжурией. В городке находится огромный военный аэродром. Можно сказать, это градообразующее предприятие. К тому же серьёзная сдерживающая сила для соседнего Китая. Пришли мы, понять ничего не можем. Всё высшее военное начальство в панике. Оказывается, вышел приказ аэродром из Углегорска перенести. Это значит, что военных отправят на новые места службы. А сам городок обречён на медленное умирание, ведь другого производства там нет.

Люди просят, ну помогите как-нибудь. А что мы можем? Только молиться. Не поленились, на завтра встали в 6 часов утра и обошли квартал крестным ходом с Иисусовой молитвой. Потом пришли на фундамент строящейся церкви и служили долгий молебен с акафистом Державной Божьей Матери. В тот самый день должна была состояться комиссия и решить, куда именно переносить аэродром, в порт Ванино или на Сахалин. Но решения мы так и не дождались, дальше пошли. Уже в пути услышали, что в порту Ванино и на Сахали­не было землетрясение. Ну, что-то будет, решили мы. И действительно, когда подходили к Улан-Удэ, раздался звонок из Углегорска. В трубку кричат: «Нас сохранили, только дали международный статус!».

Нашей заслуги в этом никакой. Сила крестного хода в соборной молитве. Через какой бы город, какое селение мы не проходили, везде оставались люди, которые за нас молились. И мы молились за них. И так было по всем остальным крестным ходам. «Звезда Богородицы» охватывала всю территорию страны, и получается, что молилась вся Россия о …самой себе. Ведь каждый, кто хоть немножко прошёл с Иисусовой молитвой — уже участник крестного хода. Значит, участников были просто миллионы.

— Наверное, вопрос мой не будет оригинальным, и всё-таки… Где вы силы-то взяли? Всю страну пешком пройти — не шутка.

Г.И.: Тяжело было, конечно. Особенно поначалу, пока ноги привыкали. Мы полушутя говорим, что через ноги грехи выходили. Силы давал Господь. Как только у нас «отбой», словно «завод» кончается, и сил нет. Еле-еле до обочины добираемся и падаем прямо на землю. Прозвучит сигнал «в поход», мы ползём в строй все разбитые, уставшие. Но как только «включилась молитва», боль уходит, и откуда-то силы берутся, и уже летим, словно на крыльях. Молитва нас несла.

А.Н.: В этом пути мы в полной мере прочувствовали и как велика, и как прекрасна наша Родина, как она смиренна и величественна одновременно. Осознали, что живет наше Отечество только молитвой. Россию так и называют «Страна непрерывной молитвы», потому что когда в Калининграде заканчивается вечерняя служба, во Владивостоке начинается утренняя. И крестный ход, если его понимать, как молитву за Россию, не прекращается никогда.

Интервью провела
Елена Трифонова