В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

В храме ведется сбор пожертвований для малоимущих жителей деревень: одежда, домашняя утварь, бытовая техника и т. п. Любую другую информацию, касающуюся храма, можно получить по телефону 20-15-52.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Открытие нового мира

Жизнь подростка… Она удивительна, она несёт много соблазнов, много ограничений, переступая которые испытываешь по-глупому счастливое удовлетворение. Идёшь по улице, видишь много людей, и все они разные. Видишь таких же, как ты, подростков, но только немного странных: как-то не так они одеты и какие-то лица у них то грустные, то слишком весёлые. Иногда, набравшись смелости, подойдёшь и тихо спросишь: «Ребята, а вы кто?» Эти ребята рассмеются, и кто-то из них ответит: «Мы — молодое поколение. За нами будущее. Мы учимся жить ярко, и кардинально отличаемся от обычных людей». «А можно к вам присоединиться?»,— спросишь с интересом. «Конечно, можно!» И вот ты гуляешь с ними, ищешь «приключения», может даже пишешь стихи, играешь на гитаре… но это просто так… просто потому, что тебе скучно… И все чаще поступки и дела «кардинальных» ребят приводят в недоумение, раздражают. Скажите, что плохого вам сделал памятник декабристу? Зачем расписывать стены подъездов и домов? Притом делать это тихо, скрытно и незаметно… как бандит и хулиган. Едва ты подашь свой тонкий голос: «А не мелко ли это? Не противно ли?», как он потонет в потоке разгневанных и рассерженных голосов… «Тебе не нравится? Можешь не участвовать!» «А чем ещё заняться?..»

И вправду, как найти себя подростку в городе, где никому нет до него дела? И все же, чувствуя неправильность подобных поступков, ты потихоньку отходишь на шаг-два от этой компании. Присматриваешься к своим родным и видишь, что они живут счастливо и спокойно. Подходишь к родителям и спрашиваешь: «Мама, папа, а в ваше время такое было?» — «Было и не такое».— «И как же вы с этим справлялись?» — «Друзья помогали: привели меня в кружок футбола», — с улыбкой ответил папа. «А меня твоя бабушка учила вязать интересные вещи: юбочки, кофточки, ни у кого таких не было!», — добавляет мама. Я грустно отмечаю, что меня не интересует ни футбол, ни кофточки с юбочками… Что делать? И тут моя тихая, немного флегматичная подруга предлагает: «А знаешь что, давай я покажу тебе свой храм?!» Подруга училась в моём классе, а жила в деревне у бабушки. В городе во время учёбы она жила у тёти. Родителей у нее не было. Раньше мы дружили, даже сидели за одной партой, но с тех пор, как я присоединилась к «передовой» молодёжи, мы отдалились. Она была из простой семьи, таких мы называли «старая молодёжь».

И вот мы в деревне. Переночевали. А затем, наскоро позавтракав, собрав и уложив небольшие сумки, отправляемся в храм. Путь предстоял неблизкий. Около двух километров по лесу едва приметными тропками. Вышли мы рано и только к обеду были на месте. Хоть дорога дальняя, она не кажется трудной, когда идёшь по тихому утреннему лесу, где птички только начинают просыпаться, сразу же запуская свою утреннюю песенку счастья. А травы и цветы, кажется, подпевают им.

Вот и храм. Он поразил меня своей древностью и монолитностью. Не той, которая есть в графике крепостей в компьютерных играх. Это было что-то мощное, открытое миру, но живущее своей жизнью …. Перекрестившись, подруга вошла в храм. Я помедлила на пороге. Как я помнила, по рассказам папиной бабушки, меня когда-то давно крестил священник, когда я сильно болела. И теперь я стояла на пороге и размышляла: «Имею ли я право войти в храм? Если я забыла о Боге и столько совершила всего не совсем хорошего?» В это время из стоящей рядом сторожки вышел пожилой человек, в каком-то длиннополом одеянии, абсолютно чёрном и с золотым крестом на груди. Он не торопясь дошёл до старого, но крепкого храмового крыльца и задумчиво посмотрел на меня. «Что, голубушка, в храм Божий пришла?»,— спросил он ласково. Я как-то механически кивнула. «А что же стоишь на пороге?» «А я боюсь зайти». Тут прибежала подруга, видимо обнаружив, что меня рядом нет. Скромно подошла к этому человеку, как-то странно сложив руки. Человек улыбнулся и руками сделал крест над ее головой. Она улыбнулась и сказала: «Вот, батюшка, подруга ко мне приехала отдохнуть, и мы решили в храм сходить». «И правильно, правильно. Надо вам от этой суеты отдыхать», — ответил он ласково. И тут я вдруг …. расплакалась. Хотя я даже в детстве редко плакала, даже когда сильно разбивала коленки, гоняясь за мальчишками …. «Что ты плачешь? Ну, успокойся, нет ничего такого, что Господь не смог бы простить, ведь раскаяние от чистого сердца— вот самая большая сила на свете». Я потихоньку успокоилась и начала рассказывать батюшке про свою жизнь, ни мгновения не думая о том, что он вроде чужой человек. Я рассказывала о том, как связалась с «кардинальной» молодёжью, как через некоторое время ощутила неудовлетворённость жизнью, как поняла, что это всё неправильно. Говорила довольно долго. Батюшка терпеливо выслушал и, протянув мне чистенький отглаженный платочек, сказал: «Ты знаешь, дитя, я тоже был таким, веселился, радовался жизни. Достиг определенных высот в том мире, — показал он рукой за ограду храма, — но на самой «высоте» я понял, что мне чего-то не хватает. Вроде всё у меня было: семья, любимая и интересная работа, дети, роскошный дом, шумные друзья… но что-то не давало мне покоя. Как будто я пропустил в своей жизни нечто важное, нечто жизненно необходимое. После долгих исканий я заглянул в храм, который всегда обходил стороной, и попал на праздничную службу. Стоя в храме, я с удивлением увидел, что он полон людей, и они все были радостными. Здесь были и дедушки с бабушками, но не такие как в обычной жизни, не было выражения ненужности и горести на их лицах, наоборот, они светились счастьем, как будто они были со своей семьёй … »

Пока мы разговаривали, наступил вечер. Батюшка ласково взял меня за руку и провёл в храм. «Сегодня тоже праздничная служба»,— сказал он. Подведя меня к подруге, сказал ей: «Помоги ей подготовиться к Причастию». В тот вечер я ушла из храма с солнцем в душе: ни долгая служба, ни трудный по темноте путь до дома не смогли нарушить моего счастья.

Наутро, встав ещё раньше, мы ходко пошли в храм. Стоя на праздничной Литургии я чувствовала, что моя душа ликует и саму меня осеняет солнечная радость. Небольшая очередь людей шла на Причастие. Я тоже стояла в этой очереди, действительно «со страхом и трепетом». А сразу после причащения на меня снизошло ощущение самого великого счастья, и в душе моей запели ангелы, и я поняла, что земля эта поистине прекрасна и дана человеку для спасения. Я очень благодарна своей подруге, которая, Божьей волей, показала мне настоящую жизнь, полную радости и любви. С открытием Православия я открыла для себя новый мир, где каждый нужен и полезен.

А что же те мои «друзья»?.. Когда они снова подошли ко мне и прямо спросили: «Ты что, ушла от нас? Вернулась к тихой и скучной жизни?» Я смело ответила: «А знаете, теперь моя жизнь стала по-настоящему интересной и полной. Я счастлива, что я не с вами». Они с удивлением посмотрели на меня, а я пригласила их в храм. С тех пор один из них тоже ходит в церковь, и тоже радуется, как и я, самым простым, но настоящим чудесам и настоящей гармоничной и полной жизни. Слава Богу за всё ….

Ирина Паравийчук