Отблески Фаворского света

Преображение Господне …. Свет Фаворский, неизреченный, непостижимый, недоступный. Окошко, распахнутое прямо в Царство Небесное. Но где это? С кем это? Когда это? Кажется, нам с нашими грехами, нашими немощами, погрязающим в суете, тонущим в море житейском и представить его невозможно ….Но вот в руках моих — яблоко, увы, не из моего вертограда, а привезенное из дальних стран. Но оно — золотое, полупрозрачное от спелости, светящееся изнутри. Я вглядываюсь в него, как в волшебный фонарь, и вижу там мою дорогую бабушку Марфу. Она сидит посреди двора и худенькими ручками чикает, чикает яблочки — настилает тоненькие серпики на фанерки и ставит на солнышко, чтоб сушились. Яблочки маленькие, кислые, почти дички. Но вот достает она из ведра одно большое — краснобокое, прозрачное от спелости, и протягивает мне: «Посвяти, Спас же завтра.…» И вот я уже сама посреди своего двора, еще того, не заросшего американской амброзией, а только застеленного мягким спорышем. И вокруг нас с бабушкой — все золотое и сияющее: и яблоки, и груши, и пчелки, и камыши, покрывающие крышу курятника, и дыня-колхозница … И разве это сияние детства, освещающее всю мою грешную, неустроенную, неприкаянную жизнь— не отблеск Света Фаворского?

А за яблочным Спасом — Успение Божией Матери, престольный праздник моего родного украинского села — Шейковка. Мне не пришлось не только входить в наш храм, но даже и видеть его, потому что был он до основания разрушен в лихие годы. Но сколько я помню, 28 августа всегда называли «шейковская Пречистая». И председатель колхоза выделял автобус для поездки в Сеньково, где сохранилась церковь, и моя бабушка ехала туда и возвращалась радостная, необычная. От нее незнакомо пахло церковным, и знакомо — пасечным. У нас пасеки не было, но мед откуда-то появлялся в большой трехлитровой банке, и через нее было здорово смотреть на солнце ….

Свет Фаворский, непостижимый, неизреченный. Нам не дано Его зреть, не по нашим силам. Но тихие его отблески, отдаленные сполохи то и дело вспыхивают среди тьмы нашей жизни. И это особенно — в дни Успенского поста, или, как его у нас называли «Спасовки», когда благословляются плоды земные, налитые солнечным светом, взращенные с любовью, радующие малых деток. «Свете тихий» не покидай нас

Зоя Горенко

 

Среди прихожан Спасского храма — немало замечательных садоводов и огородников. Одна из них — наш библиотекарь Алла Александровна Копылова, принесшая в храм для освящения не покупные яблоки и виноград, а дары собственного огорода.

— Да, это именно дары, — говорит она. — Дары Божьи. Сама-то я не могу назвать себя образцовой огородницей. Часто даже бурьян выполоть, как следует, не могу. Но я всегда обращаюсь к Спасителю и Матушке Богородице, прошу у них помощи. Так и говорю: «Господи, ты же видишь мои немощи, видишь, что мне действительно некогда. Помоги». И на удивление всем — в моем огороде все произрастает. Слава Богу за все!