Путь из тьмы

В воскресные дни, а иногда и по будням, в притворе храма, за столиком можно видеть немолодого, аккуратно одетого, но все же с глубокой метой неблагополучия, человека. Он обычно читает детские книжечки о первых шагах в храме ….

Владимир Федорович Новиков попал в ситуацию, о которых за последние годы частенько рассказывали по телевидению. Он был в рабстве.

— Знаете, какое время было в начале 90-х, — вспоминает он. — Работы не стало, все кругом рушилось. И вот не где-нибудь, а в государственной газете «Труд» я прочитал объявление о том, что набирается группа для работы в Калмыкии. А газетам мы тогда, помните, верили почти как себе… Действительно, нас собрали, увезли, и …. продали. Шесть лет я пас баранов, спал вместе с ними, питался объедками, пока, наконец, не приехали к хозяевам гости, и они, перепившись, забыли закрыть двери в кошару. Я сумел убежать ….

Практически пешком добирался Владимир до родного Иркутска, где его никто не ждал. Определился в Черемховский реабилитационный центр, и долго-долго ждал восстановления документов. Вот в это время он и прибился к нашему храму.

— Молиться я начал там, в рабстве, своими словами, как мог, ну, и наверное, Господь услышал меня, помог освободиться… А сейчас вот пытаюсь постигнуть что-то большее, но трудно мне это дается.

Владимир Федорович снова и снова в своем рассказе возвращается к той мысли, что «при советской власти такого бы никогда не случилось!», и говорит, что с тех пор не доверяет никакой прессе, и даже нам не верит, потому что не напишем мы похвального слова о советской власти. Да отчего же? Всякая власть от Бога, и советскую разумный человек уже сегодня огульно не хает. Мы вынесли оттуда любовь к Родине, понятия о честности, долге, товариществе, да много чего, что прописано в кодексе строителя коммунизма, так же как в христианских заповедях. Мы только думали, что все это — наши личные достижения, а не Господня милость. Но вот теперь, пройдя испытание «демократией», больше не думаем… И брату Владимиру желаем Божией помощи в поисках истины.