Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

«…Дабы открылись между вами искусные»,
или Еще раз о колокольном звоне

Давно мучает Ивана Меньшенина дилемма: позволительно ли нам, звонарям, тревожить колокола помимо богослужения, вне церковной службы? Если нет, то как быть с тем избытком духовной энергии и мастерства, что переполняют художника? Если же можно, то в каких формах и пределах? И как при этом избежать опошления-профанации?

Ивана можно понять. Рутина однообразных ученических рисунков-фигур уже не удовлетворяет его. На колокольне он к уставному звону всегда прибавляет импровизацию. Но разве это возбраняется? Господь наш — Сам Творец и благоволит творчеству верных детей своих, если созидают они во славу Божию и на пользу людям. Художнику тесно в рамках заученного образца. Он ищет, пробует, дерзает, помня заповедь о талантах, дарах Божиих, которые непростительно было бы зарывать в землю, но Самим Спасителем рекомендовано преумножать, отдавая в рост.

Иван звонил и думал, утверждал и сомневался. А в августе поехал в Москву.

Я понимаю его: не за новыми же рисунками звона ездил Иван— за тысячи верст киселя хлебать?! Нет, он искал ответа на свой сокровенный вопрос: бить или не бить в колокола, не заглядывая в святцы, звонить ли вне церкви? Нашел ли?

«Колокола и колокольни удивили не настолько, насколько поразил дух людей, звонящих в эти колокола». Вот что вынес из своего паломничества наш главный звонарь.

Конечно, Москва — это не только исторический и административный центр России, это и информационная столица. Иван привез из Москвы гигабайты записей, методичек, программ и пособий. Это сокровищница опыта, которым щедро поделились с нами, сибиряками, наши искушенные братья москвичи. Но выбор-то всё едино за нами, за каждым из нас!

Москва, когда-то стольный град сорока сороков церквей, теперь, слава Богу, возрождает православные традиции, собирая по крохам то, что уцелело в лихие годы богоборчества. Да, в Москве есть что посмотреть, есть кого послушать. Но и в первопрестольной перед христианином стоят те же проблемы выбора: между вечным и злободневным, церковным и мирским, священным и светским. Есть о чем задуматься, верно, Ваня?

«В Москве широко известны две школы звонарского искусства: Московский Колокольный Центр при храме свт. Николая в Заяицком (руководитель Виктор Шариков) и школа Игоря Коновалова, автора книг по колокольному звону, главного звонаря соборов Кремля и Храма Христа Спасителя. Для первой характерны четкая организованность и согласованность учебного процесса, безупречно выверенная методика преподавания. А Коновалов привлекает своим профессионализмом, опытом, строгостью и деловитостью», —говорит Иван Меньшенин.

Был Иван и в Троице-Сергиевой Лавре, и в Даниловом монастыре, и в Ростове Великом, и в Петербурге.

Рассказал он и о новомодном звонарском поветрии — использовании вместо колоколов бронзовых или титановых пластин разного размера, веса, а, стало быть, и звучания -

Так называемых бил (например, в центре В. Шарикова). Било дешевле колокола, и это сильный аргумент в его пользу при нашей почти повсеместной приходской бедности. Комплект бил — это уже не колокольный набор, а, скорее, металлофон, который выдает гамму, набранную из отдельных точных нот. Инструмент звучит, однако многие традиционалисты (к примеру, последователи И. Коновалова), верные обычаям и преданиям старины, возражают. На металлической плоскости била, по которому колотят молотком, не изобразишь святой образ и священное имя, как на внешней поверхности колокола. Не станешь ведь стучать по святыне, разбивая лик или надпись. Озадачен этим обстоятельством Иван. Он считает, что использование бил вместо колоколов ведет к десакрализации, обмирщению, профанации церковного звона, лишению его священных смыслов и значений. Если и звонить в било, полагает Иван, то лишь на концертах, городских празднествах, фестивалях звонарского мастерства. Вот и решилась бы та дилемма, что беспокоит Ивана.

Ведь освященный кампан (колокол по старому, от «Кампани» —итальянской провинции) не может служить увеселению праздной публики. Нельзя рассматривать колокола только как инструменты для извлечения звука. В них пребывает дух. У них есть происхождение, история, судьба. Колоколам вырывали языки, их ссылали в Сибирь, сбрасывали с колоколен, переплавляли в пушки или снарядные гильзы, они отправлялись в изгнание за океан и возвращались на Родину.

Иван, какие ответы ты искал в столице? Ты вернулся с новыми вопросами.

Так и должно быть, Ваня. Москва лишь всё усугубляет. Она множит варианты и тем самым усложняет выбор. А выбор всё равно каждый делает сам ….

«Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, но Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий всё во всех. Но каждому дается проявление Духа на пользу» (1 Кор. 12, 4-7). «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11,19).

Александр Ипполитов