Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Воин в платочке

Народная пословица гласит: «Каков поп таков и приход». И народ, как всегда, прав. Но каждый из нас знает, какую огромную роль в храме играет так называемая «церковная бабка», то есть женщина, стоящая за прилавком свечной лавочки. К ней первой идут новообращенные христиане, ищущие свою духовную стезю люди, а также случайно забредшие в церковь туристы гордые и смиренные, богачи и нищие словом, все, кто по той или иной причине переступил порог храма. От ее внимания, чуткости, терпения зависит придет ли человек в церковь еще. Конечно, к Богу приводит только Сам Господь. Но через человека. Это как нельзя лучше понимает наша Нина Владимировна Пшеничникова, которую мы видим в лавке Спасского храма чаще всех других. Когда-то Господь послал ей встречу, которая повернула ее жизнь круто и бесповоротно.

— Всю свою жизнь я прожила без знания Бога. Я не знала, крещеная или не крещеная. И меня это мало интересовало. Мне казалось, что надо придерживаться общечеловеческой морали и этого достаточно. Но даже и этого я не думала, просто жила и все. Хотя душа часто тосковала о чем-то, но я не придавала этому значения или расценивала эти чувства по причинам весьма земным. Жили мы с мужем в чудесном селе с не менее чудесным названием — Раздолье в Усольском районе. Всего было вдоволь, рыбу муж руками в заводи ловил. Была работа (я по образованию музыкальный педагог), дети подрастали, забот было много, и как бы некогда было размышлять о чем-то непостижимом. Да, еще раз говорю, и в голову не приходило. И даже когда умерла мама, муж, ничего мне это не подсказало. Но однажды я приехала в Иркутск, в те места, где жила моя мама и сама я провела детство, и забрела в Михаило-Архангельскую церковь. А там увидела объявление о том, что требуются воспитатели в церковно-приходскую школу. Я не знала даже, что значит «церковно-приходская», но ноги почему-то сами понесли меня туда. И там я встретила Надежду Михайловну Королькову и Анну Васильевну, она еще работала тогда бухгалтером. Это женщина, которая прожила 106 лет, причащалась у самого батюшки Иоанна Кронштадтского. И вот я как зашла туда в середине августа, так безотлучно и пробыла до конца октября. В деревне меня совсем потеряли, огород остался неубранным, все мои планы заняться пчеловодством и садоводством в одночасье рухнули. Вся моя жизнь повернулась совершенно в другую сторону.

Великое благо было послано Нине Владимировне. Многие ли из нас, увидев свет Христов, способны вот так безоглядно пойти к Нему. И хоть вроде бы не подходит этой скромной женщине в беленьком платочке воинское звание, мне думается она — настоящий воин Христов. С той поры она стала подчиняться внутреннему христианскому уставу: благословил батюшка — «солдат» ответил «есть». Раба Божия Нина пела на клиросе в Никольском храме в Листвянке, Смоленщине, помогала создавать приход в Голумети, оставляя временные и даже постоянные жилища, если позовут туда, где она кажется нужнее. Но вот пришла пора выполнять обязанности бабушки, помогать воспитывать маленькую внучку. Оказавшись снова в Иркутске, Нина Владимировна опять встретилась с Надеждой Корольковой, та вновь пригласила ее на работу, теперь уже в храм Спаса Нерукотворного Образа.

— Церковные люди связаны особым образом, — говорит Нина Владимировна. — Даже если уходим из вида друг друга, внутренняя связь не теряется. Вот до того, как я стала верующей, такого у меня не было. И я очень дорожу теми людьми, которые меня окружают, или остались где-то вдали, но всегда — в моем сердце. Я многое не могу выразить словами, одно только знаю, что я счастлива в храме, и вне церкви себя не могу представить.

Не скроем, бывало, что на Нину Владимировну жаловались. Но жаловались те, кто слишком хорошо изучил «права потребителей», ничего не желая знать о сущности церковной жизни.

— Если читают Евангелие или выносят Чашу, или в другие самые высокие, ответственные моменты Литургии, я все бросаю и стараюсь внимать тому, что происходит на Богослужении. Ну не могу я отвернуться от Бога и торговать, — признается «церковная бабка». — А люди не понимают, ругаются, что вроде я не хочу выполнять свои обязанности. Потом объясняю им, а все равно некоторые не хотят понять. И вот еще одно меня приводит в смущение …. В наш храм часто приводят экскурсии, особенно школьников. Это хорошо. Но вот я невольно становлюсь свидетелем и слушателем того, о чем и как говорят экскурсоводы. К сожалению, очень немногие рассказывают детям о духовном значении храма. В основном останавливаются возле макета, рассказывают, что и когда было построено. И стараются долго не задерживаться. Даже если некоторые ребятишки хотят что-то спросить или свечечку поставить, их торопят, не разрешают задерживаться.

Есть у рабы Божией Нины и более глубокая печаль: ее собственные дети идут к Богу путем намного более тернистым и извилистым, чем мать. Но она не ропщет, понимая, что на все воля Божия. И раз так— надо терпеть и молиться, терпеть и молиться ….

Мария Петина