Колокола помнят

Прощальное слово о звонаре

Он служил в храме Богоявления, но часто поднимался и на нашу колокольню, потому что учился в школе звонарей и был нашим братом во Христе. Он хотел совершенствоваться в нашем деле и просил то меня, то других показать новые рисунки звона. Иногда подменял меня — звонил перед службой.

Он был сдержан и скрытен. В нем угадывался непростой жизненный опыт с крутыми поворотами судьбы, пережитые страдания и затаенная боль, сокрытая в глубине сердца. Он веровал и молился. Он был скромен, даже застенчив, почти незаметен. Впрочем, как и наше звонарское ремесло, сравнимое по анонимности и смиренности с трудом иконописца. Недаром колокольный звон называют звучащей иконой. О звонаре и не вспоминают, пока он благовествует, и забеспокоятся, только если в урочный час не зазвонят колокола. И это правильно. Наше дело маленькое. Звон анонимен.

Но у самого звонаря есть имя, данное ему при крещении. Игорь Минеев знал свое послушание и звонил строго вовремя вместе с другими звонарями. А потому сказать для красного словца, что звон его прервался на полутакте, было бы натяжкой и фальшью. Звон не прекратится, пока стоят на нашей земле храмы, пока есть прихожане, верные Христу, а, значит, благовест будет звучать до скончания века.

Звонарь Игорь умер в жизни этой — временной, преходящей, но он родился для жизни вечной. С Рождеством тебя, брат! Господи, упокой душу раба Твоего!

Брат Александр, звонарь
22 декабря 2008 г.