В нашем храме вы можете оставлять записки для молебна за своих близких, умерших некрещеными, для передачи их в храм св. мч. Уара в селе Тихоновка.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

Продолжаются встречи в КЛУБЕ МОЛОДОЙ СЕМЬИ по понедельникам, в 18 ч. Тел: 8-914-934-98-67.

Борющиеся со страстью пьянства могут прийти на собрание «анонимных алкоголиков». Узнавать у Юрия, тел.: 8-914-893-53-74.

В храме ведется сбор пожертвований для малоимущих жителей деревень: одежда, домашняя утварь, бытовая техника и т. п. Любую другую информацию, касающуюся храма, можно получить по телефону 20-15-52.

Воскресная школа для детей «Казачий спас». Руководитель — Александр Иванович Михалёв, тел.: 8-914-880-78-01.

 

Хайтинские купола

Один из многочисленных храмов Иркутской епархии в честь святителя Николая архиепископа Мир Ликийских чудотворца находится в поселке Мишелевка Усольского района, расположенном на берегу реки Хайты. О том, что связывает нас с этим храмом и его прихожанами, о жизни прихода столь же юного, как и наш, сегодняшний рассказ.

День Николы-зимнего мне посчастливилось провести в Мишелевке. Там, где раньше производили изумительный хайтинский фарфор. А теперь не производят. Хотя завод уцелел, и жизнь теплится в нем, ожидая какого-то внешнего толчка, похожего на чудо. С упованием на сие, в августе теперь уже минувшего года жители Мишелевки обошли свое летаргически спящее предприятие Крестным ходом. Возглавлял его настоятель храма, тезка великого святого— отец Николай Якимов. И уже само это действо представлялось чудесным, потому что еще несколько лет назад никто и представить не мог подобного. Храм поднялся довольно быстро. Пусть даже и с учетом того, что под него было использовано здание потребсоюзовского магазина (переданного, кстати, безвозмездно).

— Начали мы переустройство здания прошлой зимой, а в июне владыка уже освящал храм,— рассказал отец Николай.

— Помогали все — и местная администрация, и знакомые священники из Иркутска, особенно отец Каллиник из Михайло-Архангельского храма. И приход начал жить. Поначалу очень много народу приходило, хотя некоторые и сетовали, что вот де из магазина какой же храм? А того не знали, что бывший Николо-Иннокентьевский храм стоял как раз на этом месте, чуть ниже, и магазин-то был построен из церковного бруса… И все бы хорошо, но стоял наш храм безглавый — с крестом, а без куполов. И тогда стал я думать, как бы мне заполучить сюда Виктора Михайловича Белоусова. Мы с ним один сезон работали в детском православном лагере «Роднички» (я тогда еще был преподавателем французского языка в ангарском лицее). Такой человек мастеровой, он наверняка бы смог….. И вот однажды он сам появляется на пороге!

Тут я прерву рассказ батюшки, чтобы заметить, что как раз благодаря семейству Белоусовых, которые с некоторых пор стали прихожанами «Спаса», мне и удалось побывать в Мишелевке, и не только в ней. Об этих удивительных людях нужно сказать отдельно. Виктор Михайлович своими руками возводил деревянные храмы во имя святого мученика Уара в Тихоновке, Ксении Петербургской в Иркутске, часовню в Карлуке. Работая в Тихоновке, насмотрелись Виктор и его жена Фотиния (Светлана) на нужду крестьянскую. Многие, лишившиеся работы мужчины, и, увы, женщины, запили горькую, а дети остались без присмотра, пропитания и одежды. Тогда Белоусовы стали собирать пожертвования в храмах Иркутска и увозить их в деревню. Очень скоро пожертвования — от пакетов с продуктами и одежды, до компьютеров и пианино — заполонили все имеющиеся у наших героев помещения. И они на своем «военном» уазике стали их развозить по детдомам, школам и сельским приходам. Они стали желанными гостями не только в Тихоновке, но и в других селах. Однажды Виктор Михайлович возвращался из Голумети, где тоже восстанавливается Никольский храм. Ехал не один, а со своими столярами. Они и попросили его завернуть в старинное красивое село Бельск. А дорога в Бельск идет мимо Мишелевки, и даже непосредственно мимо храма. Естественно, путники остановились и зашли.

— Зашли, помолились, и спрашиваем: «Кто тут настоятель?», — вспоминает Виктор Белоусов.— А вот, говорят. Оборачиваюсь: «О, Николай Гаврилович!». «Нет, — отвечает, — не Николай Гаврилович, а отец Николай».

Обрадовались оба несказанно. Сразу подались на крышу и стали ее обследовать. Потом отец Николай попросил Виктора приехать на три дня, тот приехал и провел в Мишелевке … три месяца. Работа ведь оказалась непростой, а делать ее кое-как он не привык. Вслед за ним, конечно, подтянулись дочка Анютка и жена Фотиния, без которой ещё ни один гвоздь не забивался. За это время они стали в поселке, а особенно в приходе, совсем родными. Теперь Никольский храм венчают два настоящих прекрасных купола с сияющими на солнце крестами. По весне Белоусовы снова отправятся в Мишелевку, чтобы закончить возведение третьего.

.. Никола-зимний в Мишелевке полностью оправдал все народные приметы. На морозе руки мгновенно деревенели. Обойдя Крестным ходом храм, с остановками на каждой из четырех сторон, чтением Евангелия и кроплением святой водой, отец Николай обратился к своей не отличавшейся молодостью пастве: «Тепло ли вам, матушки?» И паства стойко ответствовала: «Тепло, батюшка!». «Ну, тогда пойдем ещё два круга!» И вот после этого, когда уже зашли в храм, действительно стало тепло, даже жарко! Особенно на сердце. Я бы, конечно, могла много рассказывать о мишелевцах. Но за дефицитом места, приведу лишь обращение местного историка Валентины Александровны Беликовой к нам, иркутянам:

— Всем известно, какими уникальными ценностями обладал когда-то Николо-Иннокентьевский храм и домовая церковь купцов Переваловых. Один фарфоровый иконостас чего стоил, фарфоровые подсвечники, и вся утварь. После разорения все, что уцелело, разошлось по жителям Мишелевки, а потом и по всей области, и даже стране. Долгое время многие реликвии хранились в музее Хайтинского фарфорового завода. А в двухтысячном году при новой волне разорений, не знаю по чьему распоряжению всё прямо варварским способом у нас забрали и увезли в музей ….. города Иркутска. Мы уже обращались туда с просьбой вернуть нам хотя бы часть подсвечников. Но безрезультатно. Нас особенно беспокоит то, что все это богатство собираются выставить на аукцион. И вот я обращаюсь ко всем, кто меня услышит и сможет помочь нам. Так же я прошу всех, у кого дома каким- либо образом оказались вещи из нашего храма, вернуть их.

Я думаю, что ниточка, вдруг протянувшаяся от нашего прихода к мишелевскому, отнюдь не случайное явление. И она не оборвется, а окрепнет, а слова Валентины Александровны не останутся гласом вопиющего в пустыне. Да поможет нам великий чудотворец и скорый помощник — святитель Николай.