Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

 

Строители Иркутского кремля

В прошлом году издательство «Иркутский Кремль» выпустило книгу «Спасская церковь» из серии «Иркутск. Храмы и судьбы». В ней собраны и популярно изложены все имеющиеся материалы об истории нашего храма Спаса Нерукотворного Образа. Его история неразрывно связана с историей града Иркутского, в 2011 году отмечающего 350-летний юбилей.

Чтение этой книги не только восполняет пробелы в образовании, но дает пищу для души. По-хорошему, каждый прихожанин должен иметь ее в своем доме. Но у книги есть существенный недостаток — она не всем доступна по цене и возможности приобретения. Поэтому мы решили ввести рубрику «Уроки истории», где будем публиковать наиболее яркие и значимые странички книги, возможно, в изложении, с комментариями. Под этой рубрикой мы с удовольствием напечатаем и ваши отзывы, а также собственные находки и воспоминания. Ведь каждый вчерашний день — уже история.

Сегодня наш рассказ о строительстве деревянной Иркутской крепости и строителе Андрее Барнешлеве.

Официальной датой основания Иркутска сегодня считается год 1661, когда «сын боярский Якунка Иванов Похабов, согласно сохранившейся его челобитной к енисейскому воеводе, со своими казаками основал деревянный острог. Строился он что называется, в экстремальных условиях, сушить дерево было некогда, поэтому долго простоять постройки не могли. Но зато первопроходцы убедились, что место выбрано правильно. Оно удобно как для жизни, так и в качестве перевалочного пункта по пути продвижения русских на Восток. Поэтому решено было здесь же построить новый Иркутский кремль. О его строителе узнаем любопытную историю, как ее преподносят авторы книги «Спасская церковь».

«Молодой английский дворянин Уильям Барнсли, не имея средств к существованию на родине, едет на чужбину, в Россию, и поступает на царскую службу. Возможно, по молодости лет (ему было не больше 19- 20) и неопытности Вилим Иванович, как его стали называть в Москве, становится жертвой политической интриги, и в 1646–1647 гг. его высылают в Енисейск. Отбыв положенное наказание, он остается в Сибири. Здесь 24 сентября 1654 г. принимает православие с новым именем — Андрей; крестным отцом его был енисейский воевода Афанасий Пашков, поэтому по отчеству он стал Афанасьевичем.

Здесь, в Енисейске, он женится на вдове сына боярского Ивана Галкина, и его «верстают в дети боярские». Андрей Барнешлев попадает в высший командный состав сибирских гарнизонов. Им предписывалось отыскивать места для возведения новых поселений, они назначались приказчиками и даже воеводами сибирских поселений. В их обязанности входило заниматься сбором ясака, доставлять хлеб и соль, ведать разведкой полезных ископаемых, вести переговоры с племенными вождями.

В 1666 г. Барнешлева назначают казачьим головой в Баргузинский острог и уже из Баргузина на рубеже 1668–1669 гг. переводят в Иркутский острог, где ему надлежало построить новую крепость. В 1670 г., как видно из его донесения (челобитной, сохранившейся в «Записках» краеведческого музея — Ред.), крепость построили. В новопостроенном остроге Барнешлева оставляют приказчиком на 1671–1672 гг. В 1675– 1678 гг. он уже воевода в Якутске, а в 1679 г. едет в Москву, но «едучи с Сибири, на Кете, умре по дороге».

Под руководством Барнешлева поставили Иркутский кремль — не только по всем правилам фортификационного искусства того времени, но и с полным набором построек, необходимых для повседневной жизни, а следовательно и с церковными зданиями. Вместе с Барнешлевым приехали в Иркутск енисейские плотники — Федор Хлызов, Трифон Никифоров, Григорий Щукин, Иван Родионов и Семен Яковлев. Низкий поклон этим мастеровым русским людям — на берегу Ангары поднялось прекрасное творение их рук — Иркутский кремль»

Что из себя представляла деревянная крепость и деревянный Спасский храм, мы расскажем в следующем номере. А из представленного выше материала можем вывести такую мораль. Православие даже английского дворянина способно превратить в русского казака. А уж русский казак с именем Христовым на устах и в сердце способен сделать невозможное. Если представить дикие просторы Сибири того времени, с трескучими морозами, таежными дебрями, абсолютно без дорог, то мы поймем, что освоение этого края горсткой людей — настоящее Божье чудо.