На благоустройство Спасской церкви

 

С краеугольным камнем на плечах

Месяц назад священник нашего храма иерей Константин Мануйлов вернулся из паломнической поездки в Святую Землю и на остров Кипр, где он побывал вместе с секретарем Иркутской епархии игуменом Максимилианом (Клюевым) и диаконом Игорем Бакшеевым. Сегодня отец Константин рассказывает о своих впечатлениях.

Как и всякому христианину, тем паче, русскому православному человеку, мне всегда хотелось побывать в Святой Земле. Но в последнее время для осуществления этой мечты, казалось, не было никаких предпосылок, и она превратилась просто в благое пожелание, которое, может быть, когда--нибудь осуществится. Но по милости Божией всё свершилось неожиданно скоро…

Итак, несколько слов предыстории. Все мы помним Крестный ход, который шел из Владивостока в Москву. Ординатором его был молодой энергичный парень — Артемий. Этого Артемия во время прошедшего поместного Собора встретил в Москве отец Максимилиан, и тот познакомил его с митрополитом Исайей с острова Кипр. Митрополит сообщил, что у него хранится антиминс, подписанный святителем Иннокентием Вениаминовым, митрополитом Московским, уроженцем качугского села Анга. И пригласил приехать, послужить вместе. Отцу Максимилиану приглашение в душу, конечно, запало, и как только представилась возможность, собрался в дальний путь. А вместе мы с ним и мы с отцом Игорем… Было, конечно, много трудностей, особенно финансового характера. Но Божией милостью всё устроилось.

Ехать в гости без подарков не пристало. Мы долго думали, что же повезти. Один добрый человек, камнерез, принес отцу Максимилиану, и посоветовал взять с собой нефритовые фигурки сибирских зверей — медведя, нерпы. А еще 15-килограммовую, нефритовую же, плиту. Её, сказал, можно использовать для запекания рыбы и других продуктов. И вот с таким, прямо скажем, нелегким подарком мы отправились в путь. Сразу отмечу, что честь ношения плиты легла в прямом смысле на плечи нашего диакона. И он, имея ввиду ценность сего камня, не оставлял его нигде. Конечно, нелегко пришлось отцу Игорю, но в итоге, я думаю, он испытал чувство глубочайшего удовлетворения, ибо то, во что волею Божией превратилась эта плита, стоит всяческого труда…

Всего времени на паломничество у нас было 21 день. Мои спутники, которые уже неоднократно бывали в Святой Земле, решили порадовать и меня. Поэтому мы поехали на Кипр через Израиль. Я не буду описывать все наши приключения. Для меня всё было ново и удивительно. Хотя, к сожалению, не всегда удавалось прочувствовать то, на что каждый рассчитывает издалека. Возможно, тому причиной какая — то дорожная суета, возможно, неподготовленность, возможно, недостаток времени… Такие места, наверное, требуют большей сосредоточенности. Но все же посещение таких святынь, как Гроб Господен, гора Синай, Фавор и т.д. ни для какой души не проходит бесследно, и встречи с ними откликнутся в серд це еще не раз. Это если говорить о глубинных духовных переживаниях. А человеческие, эмоциональные впечатления можно описать и ярче. Это, к примеру, встреча с Мамврий ским дубом, где ветхозаветный Авраам видел Троицу. По пророчествам святых отцов последние времена наступят, когда он засохнет. Так вот, Мамврийский дуб засох. Правда, рядом поднимается молоденькое дерево, и есть мнение, что оно произошло от старого корня. Будем и мы надеяться на это…

Радость встречи испытал в монастыре Герасима Иорданского, увидев в нижнем приделе храма икону с изображениями святителя Николая и нашего святителя Иннокентия (Кульчицкого). Вообще в Израиле везде было состояние как бы узнавания, тем более, что везде и повсюду слышалась русская речь. Большую часть паломников составляют там, конечно, русские люди. И это очень приятно. Еще большое впечатление произвела царящая повсюду в монастырях и храмах любовь и внимание к молящимся. У нас с собой было много записочек, и мы везде молились за тех людей, которые в них указаны. И везде нас замечали, и оказывали какое-либо внимание: приглашали вместе послужить, предлагали еду, давали ночлег… А в Кикском монастыре на Кипре для нас даже открыли мощевики, и мы выносили их, представляя возможность всем нашим паломникам приложиться к святыням.

Вообще Кипр стал для меня настоящим открытием. Собственно говоря, я ничего раньше не знал об этом удивительном месте, где на небольшой территории сосредоточены тысячи святынь, где служит 17 одних только митрополитов! III Вселенским Собором Кипрской церкви была дарована вечная автономия. И хотя сам остров неоднократно бывал завоеван и находился под чужеземным игом (300 лет — под мусульманским влиянием и 300 лет — под католическим), но Православие было сохранено в чистоте и непоколебимости жителями Кипра.

Я уже упомянул о самом известном монастыре, расположенного на острове, Кикском. Там хранится Кикская икона Божией Матери, по преданию — одна из трёх икон, написанных при её жизни апостолом Лукой. С этой иконой связана очень интересная история. (О ней мы расскажем отдельно. — Ред. )

На Кипре было много интересных теплых встреч, знакомств, которые переросли в дружбу. Так, нашей постоянной спутницей и благодетельницей стала р.Б. Людмила, москвичка. В таких поездках удивительно сталкиваются и переплетаются людские судьбы, так что начинаешь ясно видеть во всем Господне провидение.

Ну, а самая главная встреча, ради которой, собственно, и предпринималось наше путешест вие, состоялась в деревне Святых бессребреников Косьмы и Домиана, в день престольного праздника. Мы все втроем сослужили митрополиту Исайе на том самом антиминсе, который подписан святителем Иннокентием (Вениаминовым). Кстати, митрополит свободно разговаривает на русском языке. После службы он рассказал прихожанам, кто мы такие, показал антиминс. И вот тут Господь надоумил отца Максимилиана спросить: «А вы не собираетесь построить храм в честь святителя Иннокентия?». На что митрополит Исайя ответил, что да, есть такое намерение. И тогда пришло время чудесного превращения нефритовой плиты. Отец Максимилиан предложил сделать ее краеугольным камнем в фундаменте будущего храма!

Воистину, неисповедимы пути Господни! Теперь я думаю, иначе и не могло быть. Ведь, в самом деле, не могли же мы таскать 15-килограммовую тяжесть по всем святым местам Израиля, Египта и Кипра лишь затем, чтобы митрополиту было на чем жарить рыбу…

…Я уже говорил, что события этой паломнической поездки трудно уместить в какой-либо рассказ, порою трудно выразить и впечатления, как бывает невозможно сказать о молитвенном состоянии души. Но у Бога ничего не бывает напрасно, и связанное на Кипре, думаю, еще не раз отзовется в Иркутске.