На благоустройство Спасской церкви

 

Урок 4. "...Великое впечатление делает"

По книге «Спасская церковь» (из серии «Иркутск. Храмы и судьбы»)

В начале XIX века на фасаде Спасского храма появились настенные росписи. В частности, на восточной стене, над алтарём — три многофигурные композиции: в центре — сцена Богоявления, слева от неё — евангельский сюжет «исцеление расслабленного в купели Силоамской»; справа — изображение крестного хода для водоосвящения. Кроме того, на южной стене были размещены иконы святителей Николая Мирликийского и Митрофана Воронежского, на апсиде — Спаса Нерукотворного…

К тому времени наружная живопись очень редко применялась в России, поскольку были огромные трудности с сохранением её, особенно в суровых северных условиях. И в этом смысле появление таких росписей можно считать уникальным явлением. Кто же был его инициатором и исполнителем? Вот что по этому поводу сообщает книга «Спасская церковь».

…Епископом Иркутским в тот год, когда появилась фасадная живопись на Спасском храме, являлся Вениамин (Багрянский). Он был хиротонисан во епископа Иркутского 9 декабря 1790 года в церкви Зимнего дворца, прибыл в наш город 10 марта 1790 года и управлял паствою 24 года 3 месяца и 28 дней; погребён в усыпальнице Иркутского Богоявленского собора.

…Иркутский летописец после его кончины записал: «Преосвященный Вениамин был одним из ученейших духовных века Екатерины». Церковный историк Иван Платонович Барсуков пишет об иркутском владыке: «Величественная наружность в то время скончавшегося епископа иркутского Вениамина, его просвещенный ум, величавость и важность в приемах были в свежей памяти Иркутска, о чем не мог не наслышаться новый ректор. И не нашел он в семинарии воспитанника, в фамилии которого можно было бы прилично сохранить имя покойного преосвященного, кроме Ивана Попова-Ангинского. Сей последний стал Иван Вениаминов». Известно, что все епископы иркутские завещали свои библиотеки семинарии; дар епископа Вениамина — в числе крупнейших. Вместе с книгами семинария получила и его коллекцию минералов.

…Важнейшей своей обязанностью владыка почитал «стараться об успехе в просвещении евангельской истиной» местных сибирских народов. Ходатайствуя в 1794 году о возведении настоятеля Вознесенского монастыря в сан архимандрита, он в письме на имя генерал-губернатора Селифанова объяснял это миссионерскими целями и писал: «Благолепие церковного служения и чина в людях, наипаче каковы означенные идолопоклоннические народы, великое впечатление делает».

Не для этого ли «великого впечатления» и задумал епископ расписать храм, стоящий в центре города? Тогда резонно задаться вопросом: почему было не расписать кафедральный Богоявленский собор? Можно предположить, что кафедральный собор не имел таких больших площадей на фасаде. Но скорее всего, это было связано с тем, что приходская Спасская церковь, хотя и располагалась недалеко от кафедрального собора, все же была более в гуще городской жизни и более обращена к народу. Когда-то гостиный двор располагался у самого алтаря храма, потом он переместился к его западному фасаду, а ко времени создания росписей южный фасад оказался обращен к торговой площади. Вблизи Спасской церкви всегда шумела жизнь. Имел значение и тот факт, что здание церкви было двухэтажным, и, следовательно, роспись можно было разместить высоко от земли, так как по своей природе монументальная живопись должна быть видна издалека.

…После закрытия храма в 1931 году живопись была забелена, но позднее восстановлена — при реставрации памятника в 1977– 1979 годах.