На благоустройство Спасской церкви

В храме Воскресения Христова (с. Марково) проводятся молебны:
по средам — св. великомученику Иоанну Сачевскому — о благословении всякого богоугодного дела, в т.ч.предпри- нимательского. Начало в 18.00;
по пятницам — иконе Божией Матери «Всецарица» — об избавлении от недугов, в частности онкологических. Начало в 16.00.
Доехать до храма можно на автобусе № 127 от Централь- ного рынка, дальше маршрут — через гост. «Ангара», Синюшину гору.
Помогите себе, своим родным, а так- же сельскому приходу, находящемуся в стадии становления.

Дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей, детской школы-интерната № 4 ждут крестных родителей. Пожалуйста, отзовитесь, добрые православные сердца. Обращаться в свечную лавку.

Тел: 8-914-88-973-73

 

Благодатное Небо над Иркутском

19 марта в Иркутском аэропорту архиепископом Иркутским и Ангарским Вадимом освящена часовня в честь иконы Божией Матери «Благодатное Небо». Название чудотворного образа Божией Матери из Архангельского собора Московского Кремля восходит к тексту богородична первого часа: «Что Тя наречем, о Благодатная? Небо, яко возсияла еси Солнце Правды; рай, яко прозябла еси цвет нетления; Деву, яко пребыла еси нетленна; Чистую Матерь, яко имела еси на святых Твоих объятиях Сына, всех Бога. Того моли спастися душам нашим».

Ясно, что это НЕБО в корне отличается от слоев воздуха, окутывающих землю. Но в ЕГО силах освятить эти самые слои, подвигнуть нас к молитве и вере.

После страшных иркутских авиакатастроф появились оккультные предположения о различных аномалиях, проклятиях, инопланетных вмешательствах и тому подобных явлениях. Но православные понимали, что на всё воля Божия, которая имеет только одну цель — привести человека к Нему Самому. И потому сама собой родилась мысль построить в Иркутском аэропорту часовню. Инициатором создания стал настоятель храма Димитрия Донского, руководитель епархиального отдела по связям с армией, иерей Николай Деньщиков.

Много забот и трудов положено на обустройство этого маленького уголка на втором этаже здания аэропорта. О том свидетельствовало количество грамот, врученных после освящения архиепископом Вадимом участникам строительства.

— Все люди, которые участвовали в создании часовни, наверно до конца не понимают, что они сделали, — сказал владыка. — Это всё равно тайна, какую заключает в себе всякий храм, воздвигнутый на земле. Этот храм является особым местом присутствия Божьего, тем утешителем, к которому приходят люди и получают здесь благословление и поддержку от Сил Небесных. Думаю, что после этого они будут совершать полёты более спокойно, и я бы сказал, осмысленно. Хотелось бы пожелать, чтобы мы всегда обращались к Божественному покровительству, помня, что залогом нашего благополучия является наше доброе расположение. Часто те или иные катаклизмы, которые случаются с нами, это следствия наших грехов. Очень не хотелось бы, чтобы трагедия повторилась. Во всяком случае, мы должны приложить все усилия, чтобы её предотвратить. Я надеюсь, что храм этот будет тем началом, которое понуждает нас исполнять наш долг, и в то же время он позволяет надеяться на помощь Божью в наших благих начинаниях. Желаю всем отменного здоровья, процветания нашему аэропорту, помощи Божьей и благополучия экипажам, диспетчерской службе и администрации, которая осуществляет столь ответственное дело и в руки которой переданы жизни человеческие. И милость Божья да не оставит всех нас…

Приняв из рук генерального директора аэропорта Константина Былинина памятный подарок — макет самолета — владыка рассказал, что авиация ему близка, как никакое иное земно-небесное поприще: военным летчиком был его отец, погибший в катастрофе над Уралом, и сам он в юности служил в войсках, обслуживающих аэродромы в Сибири.

…А накануне освящения часовни вокруг Иркутска был совершен Крестный ход, или лучше сказать, Крестный лет, поскольку совершался он на вертолете. Маршрут облёта также включал места памятных аварий — над сёлами Мамоны и Бурдаковка.

Образ Богоматери «Благодатное Небо» был принесен на борт тремя священниками — Николаем Деньщиковым, Димитрием Таланкиным и Валерием Некрасовым. Сопровождали их работница часовни Алла Бутакова, двое молодых прихожан храма Димитрия Донского — Сергей и Людмила, алтарник Александр, наш прихожанин — оператор Александр и я, автор этих строк.

Особенность сознания человека пишущего — наблюдение со стороны не только за происходящим вовне, но и за своими собственными ощущениями, дабы описать их потом. Увы, мне окаянной! Окамененное нечувствие овладело мною. Единственное, что шевелилось в душе и мозгах — любопытство да желание сделать удачный снимок батюшки, который через отверстый люк в задней части салона окроплял святой водой задымленный Иркутск. Там же, у самого люка, сидел оператор, вызывая опасение — вдруг выпадет. В общем, одни маловерные глупости лезли в голову. «Молитесь!», словно почувствовав суетность мыслей, наверняка не только моих, крикнул сквозь шум мотора отец Николай. И мы достали подаренные иконки, на обороте которых была напечатана молитва отправляющегося в воздушное путешествие. «Владыко Господи Иисусе Христе, Боже наш, стихиям повелеваяй и вся горстию содержай, егоже бездны трепещут и Емуже звезды присутствуют. Вся тварь Тебе служит, вся послушают, вся Тебе повинуются. Вся можеши, сего ради вся милуеши, преблагий Господи. Тако и ныне убо, Владыко, нас рабов Твоих моления теплые приемля, благослови путь и воздушное шествие, запрещая бурям же и ветрам противным…»

Вертолет «затормозил» над Бурдаковкой, где от городской черной дымки не осталось и следа. Заснеженные просторы Прибайкалья сияли внизу спокойной величавой красотой.

И на мгновенье будто не стало невзрачного вертолетного салона с оглушительным тарахтеньем. В сияющей тишине плыл над миром образ Божией Матери с Младенцем Иисусом, который сложил персты в благословляющем жесте. Казалось, вся полнота божественного покоя и божественной радости, доступная немощному человеческому естеству, на миг заполнила сердце. Только миг, но, как справедливо поется в известной песне, именно он называется жизнь.

…По возвращении мы увидели над головами привычный смог, но душа тихо радовалась — она знала: над копотью наших грехов сияет Благодатное Небо, не безучастное к нам.

Зоя Горенко
Фото автора и
Ольги Кремлянской