На благоустройство Спасской церкви

 

Куда всё это исчезает?..

У прихожанина нашего храма, писателя Владимира Максимова, в пасхальные дни вышла новая книга повестей и рассказов «Куда всё это исчезает?..».

Наш корреспондент встретился с писателем и задал ему несколько вопросов, касающихся его творчества.

Корр.: Владимир Павлович, почему вы так назвали книгу? О чём она?

В.М.: Название книге дал одноимённый рассказ, вошедший в неё. Герой рассказа рассуждает: «Куда всё это исчезает? Наши лучшие годы и дни, наше время?..». Ведь, в конечном итоге, наверное, каждый человек задаёт себе подобные вопросы. Я такой вопрос задал себе лет в пять первый раз, после смерти бабушки, Ксении Фёдоровны из знаменитого казачьего рода Любимовых. И если на этот вопрос: «Куда всё это исчезает?», худо-бедно, ещё можно ответить даже с материалистических позиций, то вопрос: «Зачем?», будет уже куда сложнее. И без веры в Создателя на него ответить просто невозможно. Не подумайте только, что книга моя богословская или философская. Совсем нет. Это обычная светская проза, правда, лишённая всякой чернухи. О жизни обычных людей, живущих рядом с нами. Составлен сборник из повестей и рассказов, взятых из моих предыдущих прозаических книг. Таких, как «Формула красоты»; «В то лето…»; «Предчувствие чудес». Это своеобразное избранное, касающееся жизни одной семьи, в данном случае нашей, на протяжении почти тридцати лет. С прошлого года, увы, не полной, потому что за день до Пасхи 2009 года не стало моей жены Наташи. Очень светлого, доброго и искреннего человека, приведшего в своё время нас с сыном в храм. И книгу эту мы с ним, чувствуя своё нынешнее сиротство в этом мире, решили посвятить Наталье, сопроводив словами Василия Андреевича Жуковского:

О милых спутниках, которые наш свет

Дыханием своим животворили,

Не говори с тоской — их нет,

Но с благодарностию — были…

Начинается книга повестью «Пристань души» — о молодости нашей и нашего поколения, появившегося на свет в послевоенные и пятидесятые годы двадцатого столетия, а заканчивается эссе «Прости — прощай» уже в двадцать первом веке, охватывая, таким образом, сорок лет жизни многих людей и страны.

Корр.: А почему прости — прощай?

В.М.: Не знаю, как у кого, но у меня всегда возникает желание у любого живого существа, покидающего этот мир, и как-то связанного со мной, попросить прощения… Даже у кошки, долго живущей вместе с вами. У меня даже стихотворение такое давнишнее есть: «Переиначив прожитые дни, я соберу всё лучшее в ладошку. И не обижу больше даже кошку. Зелёным светом мне судьба мигни».

Корр.: Я знаю, что в вашей предыдущей книге «Предчувствие чудес» есть рассказ «Пределы разума», о котором, вроде бы, лестно отозвался Андрей Кураев, во время своего посещения Иркутска с циклом лекций, касающихся православия. Так ли это?

В.М.: Не совсем так. Дело в том, что где-то в начале третьего тысячелетия в журнале «Русская сила», выпускающегося при содействии нынешнего настоятеля нашего храма отца Александра, занимающегося тогда делами молодёжи при областной администрации, у меня вышел рассказ «Пределы разума», вошедший потом в книгу «Предчувствие чудес». Рассказ о размышлениях мальчика, его попытке осознать бесконечность или конечность этого мира. И о его выводе о том, что ни того, ни другого он понять, или, как говорится в Евангелии, «вместить в себя» не может. И, в конечном итоге, о его осознании, что человеческий разум имеет свои пределы, выйти за которые ему практически невозможно. Или, попросту, не дано.

Одним словом, я интуитивно подошёл к существованию более высокого разума ещё лет в семь. Так вот, рассказ этот был многими православными людьми в этом журнале прочитан, главным образом, наверное, потому, что журнал публиковал и статьи известного нашего богослова, уже упомянутого нами, Андрея Кураева, именно в то же время. И хотя я встречался с отцом Андреем и беседовал с ним, мне он никаких лестных слов, касающихся моего творчества, увы, не говорил. Хотя от журналистов знакомых данную версию я тоже слышал.

Корр.: «Предчувствие чудес» распространяла Фотиния Белоусова…

В.М.: Да, я ей очень благодарен. Хотя произошло всё совершенно случайно. Как-то, после воскресной литургии, я узнал, что она с мужем Виктором собирается посетить, по каким- то своим делам, женский монастырь в Бурятии. Собирались они ехать туда через несколько дней на своём микроавтобусике. Ну, я и попросил их забрать вещи жены, так как они развозят пожертвования по деревням. Они согласились, и сразу после службы мы отправились к нам домой. Когда собирали вещи, укладывая их в мешки, Фотиния увидела в нашей спальне под кроватями пачки книг.

— А что это за книги? — спросила она.

— Это мой гонорар, — честно ответил я ей. — Ибо сейчас издатели «расплачиваются» с автором, в лучшем случае, его же книгами, которые он, если сможет, продаст. Не сможет — так и будут лежать под кроватью.

Фотиния, как человек деятельный, тут же взяла у меня пачку книг (14 экземпляров), вознамерившись продать их (не как продаёт «Продалит» — по 225 рублей, а по себестоимости, то есть по 150 рублей).

В затею эту я, честно говоря, верил слабо, но через какое-то время она передала мне деньги — аж 2100 рублей. Что для нас с сыном, после смерти жены, было весьма существенно, ибо она у нас в семье была основным «кредитором». Добавив при этом, что проза у меня очень светлая и оптимистичная. И второё было для меня дороже первого. Поскольку автор для того и пишет, чтобы его книги хоть кто-то читал. И чтобы нравы в обществе хоть чуть-чуть улучшались. Кстати, книга эта, «Предчувствие чудес», есть в нашей церковной библиотеке. А если вдруг кто-нибудь захочет приобрести ее, а также новое мое творение, буду безмерно рад.