На благоустройство Спасской церкви

 

Таёжная Словения

В этом году летний детский православный лагерь «Роднички» поменял место своей дислокации. Теперь он будет базироваться в Черемховском районе близ села Голуметь на речке Иреть. Первый заезд, как всегда, начался с 3 июля. Но прежде, чем это произошло, группа самых смелых, костяк которой составляли прихожане нашего храма, уже освоила территорию, провела, так сказать. «разведку боем». О том, как прошла «операция» — наш рассказ.

Остатки роскоши

— А вот и наша речка, и наш мостик через нашу речку... — удовлетворенно произнес отец Константин Мануйлов, въезжая на сомнительного вида сооружение, которое на поверку оказалось довольно крепким.

За этим мостиком в нескольких десятках шагов, среди сосен и березок, пустынная улица, поросшая травой, с домами и домиками по сторонам. Никто не выбежал нас встречать, только черная коза посмотрела равнодушным глазом и отправилась восвояси…

Как выяснилось, почти весь детско-родительский состав с утра отправился в поход. И лагерь предстал перед нами почти в той самой безлюдной тишине и заброшенности, в которой находился последние шесть лет…

В начале 70-х годов прошлого века его построил Черемховский рудо-ремонтный завод для детей своих работников. Богатое предприятие — богатый был и лагерь, с двумя бассейнами, клубами, игровыми залами, просторными корпусами и бытовыми помещениями. Здесь, как и во множестве других пионерских лагерей, отдыхали тысячи ребятишек, и не только заводских. Но с середины 90-х началась катастрофа. Рушилась экономика, а с нею и детские оздоровительные заведения. Их распродавали, а то, что оставалось, безжалостно рушили и грабили. Во всем Черемховском районе за какой-то десяток лет не осталось ни одного летнего лагеря! «Таёжный» продержался дольше всех. Когда рудоремонтный завод приказал долго жить, он передал базу в ведение районной администрации, и та, сколько могла, содержала её. В 2004-м состоялся последний заезд.

И постигла бы этот лагерь участь остальных, если бы не настоятель Никольского храма села Голуметь — отец Димитрий Бельков и его жена — матушка Анна. Они обратились к местному главе администрации Леониду Васильевичу Завозину и районному мэру Юрию Петровичу Шапенкову с просьбой организовать охрану с тем, чтобы при возможности возобновить работу лагеря в новом качестве. Ждать пришлось целых шесть лет. Последние два года Бельковы все заботы по сбережению базы приняли полностью на себя: поселили здесь постоянных сторожей, да и сами бывали еженедельно. Вот поэтому и коза Катька стала здесь местной жительницей, самым крутым аборигеном.

Возрождение

Снисходительно-равнодушно взглянув на нас, Катька отправилась туда, откуда «доносился топор дровосека» — то есть в направлении кухни. И там мы увидели нашу дорогую Валентину Ферапонтовну Сысолятину и другую Валентину — Ивановну — Кораблину — бессменного шеф-повара «Родничков» с первого до последнего сезона в Тункинской долине. Они готовили обед на здоровенной плите, в которой жарко пылал огонь поддерживаемый Виктором Анатольевичем Чемерисом, братом шеф-повара и столь же бессменным истопником.

— Ой, вы знаете, ведь мы когда приехали, здесь вообще всё было разорено, — стала делиться впечатлениями Валентина Ферапонтовна. — Готовить пришлось на маленькой печке, практически на улице. А холодно-то еще было, утром встала — у нас тряпки затвердели ото льда. Хорошо, Валентина Ивановна такой опыт имеет, без неё-то я бы не знала, что и делать.

Да, спокойная, неторопливо-рассудительная Валентина Ивановна своё дело знает. Она, как говорится, стояла у истоков «Родничков». И не просто стояла, а творила эти самые истоки вместе с отцом Максимилианом. А затем целых 10 лет каждое лето кормила ребятишек, приезжавших в православный лагерь. И вот теперь она снова в числе первопроходцев.

Работы в лагере — непочатый край. Почти во всех зданиях — прогнившие полы и такие же крыши, окна, двери, вернее, их отсутствие. Вложения средств нужны колоссальные. Но самое главное — очень необходим отклик человеческих сердец, слышащих волю Божию.

— Мне кажется нужно поступить так, — поделилась позже своими соображениями матушка Анна. — Всем более-менее состоятельным приходам Иркутска и области взять по одному объекту, и отремонтировать его. И мудрить нечего…

Словены — жители Острова радости

В ожидании участников похода отец Константин времени не теряет. Он подыскивает наиболее подходящее без окон без дверей помещение для временного храма. И мы с Ингой Сахаровской принялись очищать его от грязи. В этом состоянии и услышали звонкие детские голоса, поющие «Катюшу».

Это возвращались из похода главные насельники лагеря! Как оказалось, это уже не просто дети, а жители Острова Радости — СЛОВЕНЫ, хранители Божественной тайны. Они и сами раньше не знали об этом, хотя кое о чем догадывались. Но в первый же вечер на Острове Радости они услышали Голос Сказки, который поведал им много нового об их прошлом, настоящем и будущем.

Голос Сказки на следующее утро, правда, возгласил «Подъём» и не всегда говорил только приятные вещи. Потому что в земной суровой реальности принадлежал нашей Надежде Михайловне Корольковой, первопроходцу в квадрате. Именно Надежда Михайловна ровно 10 лет назад открывала «Роднички» в Тункинской долине, была первым директором православного лагеря. И вот снова возглавила отряд «разведки». Для этого, согласитесь, необходимо иметь и мужество, и смелость, и главное — доверие Богу, который всё устрояет ко благу своих человеков — цловеков-словеков (созданных Богом-Словом, согласно преданию «Острова Радости»).

И помощники у неё подобрались соответствующие: иркутяне Евгений Петрович Чубарев, Ольга Пантелеймоновна Попова, Ольга Константиновна Кремлянская, Ирина Васильевна Валеева, Мария Анатольевна Каплуненко, Полина Игоревна Боровская, прекрасный педагог, руководитель воскресной школы Казанского храма в поселке Тельма Усольского района Елена Владимировна Онуфриева со своими воспитанниками, тоже, естественно, СЛОВЕНАМИ. Особо стоит сказать о бригадире рабочих-строителей Александре Владимировиче Янковском. Проблем, связанных непосредственно со своим коллективом и сложнейшим участком работы у него, конечно же, хватало с лихвой. И тем не менее он всегда находил и время, а, главное желание позаниматься с детьми, живо откликался на любую просьбу о помощи. А чаще его и просить не надо было — сам предлагал. Такие, как он, для ребят и являются примером настоящего СЛОВЕНА — человека, сотворенного по слову Божьему.

…Вечером все имеющиеся в лагере машины загружаются под завязку жителями ОСТРОВА РАДОСТИ и отправляются в Голуметь, в Никольский храм на субботнюю службу.

Храм

Вообще настоящий голуметский трехпрестольный храм — во имя Пресвятой Троицы, Казанской иконы Богоматери и святителя Николая — уже который год стоит в лесах и до того момента, когда там будет проведена первая после восстановления служба, пройдет еще, наверное, немало времени. Уж слишком огромный урон был нанесен этому «памятнику архитектуры, охраняемому государством». «Охранять» его стали после того, как взрывчатка не смогла разрушить еще новые крепко сложенные стены, после того, как не смог народ там петь и плясать, после того, как построили в колхозе новое зернохранилище. И «охраняемый объект» стал убежищем для местного скота и жилищем для птиц. Когда отец Димитрий Бельков организовал первые субботники по очистке храма от мусора, то с куполов смели и вывезли около дюжины грузовиков голубиного помёта…

Мне приходилось уже писать о подвижнической деятельности четы Бельковых в Голумети, где православных осталось — горсточка в платочках. Чего только не претерпели батюшка с матушкой: и угрозы, и нападения, и поджоги, и различные козни с имуществом. Немногие такое могут вынести. Они смогли, пережили с Божией помощью всё, и остались здесь, по всем признакам, навсегда. Своеобразным знамением стало рождение в Голумети двух поздних детей — Павла и Георгия. Так Бельковы стали многодетными родителями пятерых сыновей. Что характерно, согласно историческим данным, голуметский священник начала 20-го века Фортунат Румянцев, который собирал средства и руководил строительством храма, тоже имел пятерых сыновей.

Всего 14 лет прожил ХРАМ сравнительно спокойной жизнью, собирая людей на молитву, выполняя таинства и обряды, встречая кричащих младенцев, являющихся на землю, и провожая отбывших свой срок на земле — в жизнь вечную. А всё остальное время (кстати и строился он целых 30 лет!) вплоть до нынешнего дня ХРАМ страдает и строится, страдает и возрождается. А службы сегодня ведутся в приспособленном под храм помещении — бывшем магазине, который, как могли, изукрасили голуметские умельцы.

И вот началась вечерня. На клиросе послышались знакомые голоса — то запели наши певчие. Батюшка с матушкой, а также голуметские прихожане не нарадуются — храм полон почти как на Пасху!

Вечером отец Константин ведет исповедь уже в лагерном «храме». А утром следующего дня на своем военном ГАЗе с бронированной будкой приезжает отец Димитрий. И на сей раз в лагере остаются только повара. Все остальные едут на Литургию. Многие в этот день причащаются Святых Христовых Таин. И после службы нас просят пройти Крестным ходом вокруг храма, обшитого лесами. Самое наше любимое! Мы, несколько журналистов, как всегда бежим «поперед батьки». И вот гляжу, глазам не верю. Крестный ход как-то вдруг стал очень многолюдным, растянулся на всю улицу». Вот он вошел на территорию храма и грянули колокола, замечательные шуваловские колокола.. Их уже установили на колокольне и теперь наш звонарь и член нашей редколлегии Александр Ипполитов всё свое умение и всю силу своей духовной радости являет Голумети. Нам хочется идти уже вокруг всего села. Но мы понимаем, что самым маленьким «словекам» этого уже не выдержать. Оставим до следующего раза! А он наступит очень скоро. И, надо полагать, это лето для Голумети станет очередным этапом в возрождении не только храма, но и самой веры православной в старинном сибирском селе.

Мария Петина
Фото автора
и Ольги Кремлянской