На благоустройство Спасской церкви

 

Русские характеры жен-мироносиц

«…Ежедневно, ежечасно Бог посылает нам людей, обстоятельства, дела, с которых должно начаться наше возрождение»

Священник Александр Вельчанинов

«Каждая встреча с человеком может и должна стать молитвой и тайнодействием, встречей с Христом и встречей с Богом»

Священник Анатолий Жураковский

Мир состоит из городов, города — из домов, дома — из мужей и жен; поэтому когда наступает вражда между мужьями и женами, то входит война в дома, а когда они мятутся, тогда неспокойны бывают и города; когда же города приходят в смятение, то по необходимости и вся вселенная наполняется смятением, войною и раздорами... В том состоит крепость жизни всех нас, чтобы жена была единодушна с мужем; этим поддерживается все в мире.

Свт. Иоанн Златоуст

 

С семьёй Кошмелевых-Дьячковых я познакомился в нашей церкви — Храме Спаса Нерукотворного Образа. Писать о них трудно. Я слишком приблизился к этой семье, чтобы быть объективным. Вообще непросто рассказывать о друзьях, о людях, которых хорошо знаешь. Человеку постороннему писать легче — он может вещать с чужого голоса. Мне же, чтобы не сфальшивить, не пустить петуха, приходится быть искренним и предельно точным в выборе слов. Обращаю глаза вовнутрь себя, в самое сердце, и только там нахожу верные слова.

Я так благодарен Богу за это знакомство! Как много я передумал, как много понял и принял благодаря моему общению с этой замечательной семьёй! Например, я острее, чем прежде, почувствовал, как нелегко было моей матери вскормить и воспитать сыновей, меня и моего брата. Спаси её Бог!

Господь щедр на радости, если только уметь различать Его дары! Мы все влияем друг на друга, любой из нас может признать в другом человеке наставника если, конечно, готов вместить в себя этого другого, возлюбив его. Каждый час Господь посылает нам незнакомца, который вдруг становится для нас ближним, если только мы возлюбим его как себя самого.

МАША

Мария (др.-евр.) — возвышенная, а также любимая, желанная.

Я вхожу к Дьячковым. Маша приветствует меня такой широкой лучезарной улыбкой, что сразу же обезоруживает гостя. Как говорится, посмотрит — рублём подарит! Мои мимические мышцы невольно расслабляются и расплываются во встречной улыбке.

Маша счастливо принадлежит к тем милым созданиям женского полу, перед которыми безоговорочно капитулируют самые суровые мужские сердца. Таких хочется носить на руках, и вовсе не фигурально — выражаясь в галантном смысле, а реально, физически — причём, с искренней благодарностью ей же самой. К слову сказать, к этому располагает и вес изящной Машеньки, и её нежный возраст. Маше от роду годик.

Машу её мать Катя, без преувеличения сказать, вымолила у Бога. Ещё находясь в материнской утробе, Маша побывала в паломнической поездке по святым местам — в Дивееве и Боголюбове. Многим ли из нас так повезло: принять и впитать благодать Божию в унисон с толчками материнского сердца?! Могло ли это не сказаться на развитии ребёнка? Уже сказалось! Маша — светлый подарок Небес, дар Божий семье Дьячковых. Отсюда — её безусловная доверчивость и открытость миру и людям. Кстати, об открытости . Вот ключевое слово для характеристики женщин этого семейства. Я имею в виду семью в широком смысле — Дьячковых-Кошмелевых (последняя — девичья фамилия Екатерины). Открытость, как человеческое качество, по моему непоколебимому убеждению, происходит от смелости жить , то есть отсутствия страха перед всем внешним.

«Господь Просвещение мое и Спаситель мой — кого убоюся! Господь Хранитель живота моего — от кого устрашуся!» Глубокая вера в милосердие Божие («яко благ и человеколюбец»), надежда на Его защитительный Промысл и упование на Его любовь — такие сильные яркие чувства к Господу наполняют и определяют духовную жизнь православных женщин, для которых оправдана лишь одна боязливость — по отношению к Отцу Небесному, короче сказать — страх Божий.

КАТЯ

Екатерина (греч.) — чистота, благопристойность

В незаурядном характере Кати открытость сочетается с твёрдостью и решительностью.

Катя училась на биолого-почвенном факультете университета. Как-то на занятиях, доставая из клетки белую лабораторную крысу, вопреки инструкции и опыту взяла её пальцами не у основания хвоста, а несколько дальше — посредине этого лишённого шерсти отростка. Крыса, пытаясь вырваться, начала суматошные вращения вокруг точки захвата. В результате сама же и скальпировала свой хвост, оставив в Катиных пальцах розовую шкурку. И, оскорблённая таким обращением, перед тем, как сбежать, крыса извернулась и тяпнула Катю за палец. Палец очень скоро распух и посинел. Взволнованные очевидцы происшествия наперебой советовали Кате немедленно отправиться в травмпункт, где ей обязаны вколоть множественные прививки от бешенства, столбняка и других напастей.

Катя же вместо лечебного заведения отправилась домой, где сама наложила себе повязку, сопроводив её молитвой, святой водой и елеем. Опухоль спала, палец зажил. По вере вашей да будет вам! Да, но каков характер!

Младшему из Катиных сыновей, чрезвычайно подвижному Коле, три года. Бедовый Коленька, бегая и прыгая по их просторной квартире, споткнулся, упал и рассёк себе лоб. Кровь залила лицо. Женской истерики и паники, в общем-то, понятных и привычных в подобных обстоятельствах, не случилось. Уняли кровотечение, перевязали рану. В травмпункт, где чужая боль, брань, инфекция, испуг и стоны, не поехали, и тем самым отказались от уколов-прививок. Что пережила Катя, когда истово молилась, уповая на Бога и святую воду, знают лишь она и Господь. Иной (внешний) скажет: «Ладно ещё, когда собою и своею жизнью распоряжаешься, но тут-то ребёнок! Стоит ли так рисковать?»

«А кто больше рискует, — ответит Катя, — тот, кто верует в милосердие Отца Небесного, или тот, кто надеется на врача, которому свойственно, как всякому человеку, ошибаться?!» — «Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека. Благословен человек, который надеется на Господа и которого упование Господь» (Иер. 17, 5). «Исцели меня, Господи, — и исцелён буду» (Иер. 7, 14).

Катя — натура искренняя, прямая, порою категоричная. «Меня в семье не любят из-за этого», — говорит Катя, а сама на меня косится испытующе. Естественно, я не могу оставить такое заявление без ответа и, конечно же, возражаю: «Да как же можно! Вовсе даже наоборот!» Чувствую, если она прямо и не ожидала такой моей реплики, то уж, наверняка, надеялась. Вообще-то, Катя независима и нелицеприятна, откровенна и прямодушна, вспыльчива, но отходчива, словом, женщина-воительница, боевая подруга, соратница, но и берегиня- защитница. И как неожиданно, но органично сочетаются в Екатерине ясный ум, здравая рассудительность, бескомпромиссность в вопросах веры, жёсткая настойчивость и решительность, яркий и твёрдый характер — с одной стороны, и хрупкость, ранимость, женственность, обаяние, жизнелюбие — с другой! Она настойчива и дотошна: за что бы ни бралась, всё доводит до блеска, до совершенства. Если экзамен, то на «пять», если салат или пирог — пальчики оближешь! «Я ел!» — хочется повторить за Женей Лукашиным из «Иронии судьбы».

В Катином гостеприимном и хлебосольном доме ощущаешь присутствие Бога. Это не только и не столько из-за многочисленности икон, сколько из-за самой атмосферы намоленности и доброжелательности. Мы с Катей на «вы». В этом нет дистанции и холодной отчужденности. Просто у меня язык не поворачивается сказать ей «ты». Хотя по логике вещей это было бы вполне оправдано — она ведь ровесница моего сына. Но при чём здесь логика! Она — мать, она — живое воплощение женственности и жертвенности. Это не может не вызывать уважения.

Видели бы вы Катин помянник-поименник! Естественно, я не подсматривал, не считал имён, но я видел стопку записок, посылаемых ею в алтарь! «Истинно любит тебя тот, кто втайне молится о тебе Богу» (святитель Николай Сербский).

НАТАЛИЯ

Наталия (лат.) — родная

Характеристика «православная семья» в большей мере относится к женской половине этой фамилии. И заслуга в этом прежде всего Катиной матери — Наташи, Наталии Валерьевны Кошмелевой. В своё время, приняв крещение, она определила вектор развития своей семьи. Это благодаря Наталии её дочери, а теперь уже и внуки регулярно бывают на службах, тем более, воскресных и праздничных, и причащаются в нашем храме.

Однажды с маленьким сыном на руках спускаясь по лестнице того дома, где они живут, Наташа оступилась и покатилась вниз по ступенькам. Спасая ребенка, она прижала его к груди и заскользила спиною по жёстким рёбрам лестничного пролёта, получив многочисленные ушибы, гематомы, повреждения внутренних органов. К счастью, обошлось без оперативного вмешательства, но лечение было долгим. Мать приняла всё на себя. Да разве она могла поступить иначе?! Это был порыв, движение мгновенное, спонтанное, необдуманное, что как раз и обнаруживает истинную материнскую природу. О себе ни беспокойства, ни жалости. Главное, с сыном всё обошлось — ни царапины. И — слава Богу!

Строга ли Наталия со своими детьми? «Нет, — говорит старшая дочь Анастасия, — мама никогда не бывает излишне требовательной, нарочито строгой. Она не приказывает, не командует, но всегда терпеливо объясняет, что хочет и ждёт от нас». Терпение — вот её неизбывное качество. Наталия — женщина-хранительница домашнего очага и семейного согласия.

Как-то на собрании клуба молодой семьи, что три года назад был организован при нашем храме, Наталия произнесла слова, которые меня поразили: «Женщина в церкви да молчит». Не то, чтобы я прежде никогда не читал этого наставления апостола Павла, — меня удивило другое. Эту фразу произнесла женщина, которую как раз можно было бы и послушать. Умная, образованная, начитанная и думающая, и, что немаловажно, располагающая внушительным багажом жизненного опыта, она как бы извинялась за вынужденную велеречивость и выработанное красноречие — хотя её-то как раз голоса никто не лишал. А поразил меня тогда факт женского смирения и кротости, я почувствовал неподдельную искренность и деликатность этой женщины.

Чем полнее внутреннее содержание человека, тем скромнее его речь, тем меньше он напоминает ботало. Насыпьте в банку горсть гороху, встряхните — погремушка, маракасы. Теперь наполните банку горошинами до краёв и потрясите — тишина.

Александр Ипполитов