На благоустройство Спасской церкви

 

"Огонь просвещения да не погаснет!.."

День памяти святителя Иннокентия всего на 4 дня отстоит от двунадесятого праздника — Введения во храм Пресвятой Богородицы. И в этом видится некий символ. Ведь именно первый епископ Иркутский заложил в Сибири основы школьного образования, которое было нераздельно связано с евангельским просвещением народа. Забота о детях, как будущих носителях апостольского начала, всегда была присуща не только Православной Церкви, но и системе исконно русского образования, зиждущегося на православной культуре. И вот сегодня мы беседуем о сбережении этих традиций с архиепископом Иркутским и Ангарским Вадимом.

— Владыко, испокон века наше отечественное образование заботилось не только о том, чтобы преподать детям математику, физику, литературу, но и о нравственно-духовном воспитании. Когда и кем были заложены эти традиции, как Вам вообще видится история образовательного дела в Сибири со времен святителя Иннокентия до наших дней?

— Тема, которую вы затрагиваете, очень актуальна сегодня, она, можно сказать, выстраданная, является предметом размышления и порою скорби многих мыслящих людей. Оглядываясь назад, мы можем сразу увидеть явные отличия подходов к образовательному делу. Ведь когда-то в России было не Министерство образования, а Министерство просвещения. Этим многое сказано… Образование и воспитание два совершенно неразрывных процесса. Исторические корни образовательных систем в разных государствах немного разнятся. Но все-таки имеют одну общую составляющую: изначально везде первенствовало семейное воспитание и обучение детей. Школы, особенно на Руси, появились довольно поздно, когда Православие полностью определяло нравственность человека и государства. Поэтому соединение функций воспитания и обучения при создании школ, наверное, даже не обсуждалось, оно было естественным.

Тема эта, конечно же, не нова, она освещена многими исследователями. Что же касается Сибири, Иркутской области, мы, конечно, неизменно обращаемся к тому, кто был основателем здесь духовной школы, которая называлась русско-монгольской, или как тогда говорили — мунгальской. Хотя создана она была несколько раньше, но жизнь там едва теплилась, и именно святителю Иннокентию мы обязаны появлением систематического образования в Сибири. Основывалось оно, конечно, на принципах семейного воспитания. Процессы привития духовности и собственно обучения, интеллектуального развития в ней происходили одновременно и никак не разделялись. Иначе это дело и не мыслилось. Будь то открытые заведения, какими стали школы впоследствии, или закрытое, какой была русско-монгольская школа, где дети не только учились, но и жили. Имея такие благие корни, школа развивалась, и то лучшее, что мы имели до революции 1917 года, это плод работы многих и многих поколений, их опыта, накопленного десятилетиями и веками. И когда говорят, что в нашем регионе развитию образования способствовали декабристы, я к этому отношусь скептически, ибо такие утверждения совершенно безосновательны. Если кто-то возьмет на себя труд исследовать, кто же действительно двигал наше образование, наше просвещение, ясно увидит заслуги каждого. На этой ниве трудились тысячи педагогов, докторов, священников, и, если где-то кто-то из декабристов привносил свою толику, то это была только капля в море. И возводить её в ранг чего-то более значительного, значит идти против истины.

Я должен отметить, что накопленный до революции опыт имел продолжение и в советской школе. Что бы мы ни говорили, но образование в советской школе было достаточно сильным. Невзирая на весьма определенную идеологизацию, она все-таки зиждилась на традиционных нравственных основах. Был трудный период становления, но затем система была организована так, что из неё вышло множество первоклассных ученых, исследователей, писателей. Вообще советская наука представляла собой уникальное явление, способствовавшее и индустриализации страны, и вообще укреплению её могущества. И умалять заслуги советской школы было бы недобросовестно, в конце концов она воспитала всех нас, людей теперь уже среднего и старшего поколения.

Ну, а о нынешнем состоянии школы в России без боли и печали говорить невозможно.

Я, наверное, тут не открою ничего нового, но всё же выразить свое отношение должен. Даже если не принимать во внимание нравственную составляющую, то и тогда картина выходит удручающая. Обратимся хотя бы к пресловутому ЕГЭ. Ведь это вовсе не система образования, а только система контроля. И думать, что в системе контроля заложены все прогрессивные веяния образования, нет никаких оснований.

А что касается самого процесса обучения, то каким оно может быть, если при каждом новом министре появляются новые программы, новые требования, масса новых учебников, из которых неизвестно что выбрать. Часто принятие того или иного учебника сопряжено с чисто коммерческими интересами. Это недопустимо, особенно касательно истории.

Уж кто только не пытается извлечь из неё подтверждение своих, порою кощунственных, теорий. Как во всем этом может разобраться ребенок? И поэтому сегодня на простой вопрос: «Кто победил в Великой Отечественной войне?» вы сможете услышать самые невероятные ответы. И самое грустное, что не все понимают, зачем нам нужна была эта Победа.

Даже люди старшего поколения, глядя на происходящее в стране, порой высказывают сомнения: а ради чего мы положили столько жизней, претерпели столько мук? Все как будто забыли, какую угрозу нес фашизм, какое это страшное явление. Ведь осуществи Рейх свои планы, возможно, славян, как этноса, уже вообще бы не существовало. Вот такие-то истины школа должна доносить до ребенка…

Хотя главным институтом, созидающим личность, по-прежнему остается семья. Другое дело, что и молодые семьи сегодня уже складываются из людей, прошедших через шаткую систему «перестроечной» школы…

На эту тему можно рассуждать бесконечно, но вывод прост и ясен: надо обращаться к традиционному опыту воспитания, не чураясь лучшего, что существует в других странах. Но действительно — лучшего, а не просто ради «либеральных ценностей». И среди современных учебных заведений есть такие, где умеют определять «что такое хорошо и что такое плохо» и не идти на поводу у так называемых «требований времени».

Есть учителя, невзирая ни на что, соблюдающие свой «кодекс чести», учащие детей состраданию, терпению, любви. И никакая «перестройка» на них не имеет влияния, потому что они руководствуются велениями души, которая, как известно «по природе своей христианка».

К счастью, высшая школа менее подвержена всяческим реформациям по западному образцу, хотя и там неизвестно зачем внедряется болонская двухуровневая система (бакалавриат и магистратура). В этой связи вспоминается недавнее вручение нобелевских премий двум физикам, работающим в университете Манчестера, выходцам из России . Если помните, давая интервью, они в первую очередь отметили, что своими успехами обязаны советской научной школе, которая по их словам значительно превосходит всякую иную образовательную систему, в том числе и в Англии. И то, что наши иркутские высшие учебные заведения, такие как Государственный университет, ИрГТУ и другие сохранили свои лучшие традиции, дорогого стоит.

— Владыко, всем ясно, что состояние сегодняшней начальной и средней школы в нашей стране, и в Иркутской области, в том числе, оставляет желать много лучшего. Но вот то, что не получают дети в светских образовательных заведениях, (при желании родителей и детей) призваны восполнить заведения, учреждаемые Православной Церковью: приходские и воскресные школы, а также гимназии и школы иных форм. Как обстоят дела с этими заведениями?

— Сразу скажу: очень не просто. Каждое локализованное общество является слепком общества в целом. И в православных приходах, и в различных учебных заведениях существуют те же явления, положительного и отрицательного характера, те же проблемы, что и в обычных. Но всё же, есть кардинальное отличие: здесь изначально ставится задача сделать всё, чтобы образование превратилось в просвещение, то есть на первое место ставится воспитание нравственных начал. Ведь если мы не имеем нравственных ценностей, если их не имеют молодые люди, которым предстоит жить, формировать общество, государство, его устои, формировать нацию, то о чем мы можем мечтать? Необходимо, чтобы человек твердо знал, что нравственный закон — это не вымысел попов или каких-то ретроградов, а что это крайняя необходимость, неизбежность. Не исполняя его, невозможно построить нормальное общество, которое имеет будущее, невозможно созидать страну, которая будет занимать в мире подобающее место. Я уж не говорю о жизни вечной, где нет иного идеала, кроме созидания Бога внутри человека. А как созидать Бога , ставя во главу угла не Христа, не милосердие, добро, способность прощать, бескорыстие, а наоборот — успешность, амбициозность, желание непременно быть первым, то есть те качества, которые суть мать всех грехов — гордость?

В обществе же сегодня, к сожалению, превалируют именно эти ценности, которые служат силам отнюдь не света. Поэтому и боятся вводить в школы курс Основ православной культуры, чтобы человек не задумывался, не «заморачивался», как сейчас говорят. Ну, а мы в своих далеко не безупречных, еще раз отмечу, заведениях всё-таки хотя бы стремимся сформировать мировоззрение человека, достичь определенной гармонии в воспитании и образовании.

Такими заведениями у нас являются наша Иркутская православная женская гимназия, Братская православная гимназия, Школа при приходе Михаила Архангела в Иркутске, Православная школа в Ангарске. И, по-моему, они существуют довольно успешно, хотя мы не ведем отбор учащихся при приеме по способностям. Существует единственный принцип — желание родителей дать ребенку православное образование. Есть ряд примеров, когда у нас обучались дети, пришедшие из коррекционных школ. И они преодолели свои проблемы именно потому, что не было враждебной среды, где их постоянно ругали и акцентировали внимание на их недостатках. В доброжелательной атмосфере они развились и стали вровень со своими сверстниками. Вот такая, христианская, успешность и должна прививаться, культивироваться в школьных сообществах.

К сожалению, у нас таких общеобразовательных православных школ крайне недостаточно. Мы не смогли в этом году открыть в Иркутске мужскую гимназию, о чем давно уже мечтают множество родителей. Все было готово, но то здание, на которое мы претендовали нам не отдали, по хлопотам «доброхотов». Но мы от своего намерения не отказались, у нас есть здания, которые по закону должны быть переданы церкви, и в них вполне можно будет разместить гимназию. Так будет надежнее.

Однако, и власти должны понимать, что в этих гимназиях учатся не какие-то «отделенные от государства» дети, а наши, российские, русские дети, такие же граждане нашего Отчества, как и все, а по сознательности, возможно, на порядок выше. Все выпускники наших учебных заведений, насколько мне известно, сегодня трудятся на благо государства. Очень небольшой процент тех, кто продолжил свое обучение по духовной линии, все остальные предпочли светские профессии. Они получают аттестаты государственного образца, сдают те же ЕГЭ, и, заметьте, весьма успешно. В прошлом году в Иркутской женской гимназии было пять медалисток. Это о чем-то говорит? Почему-то частные школы у нас располагаются как им удобно, и ни у кого это не вызывает смущения. Но если что-то предлагает Православная Церковь, то почти всегда возникает некое сопротивление, неприятие. И мне непонятно, почему так происходит.

Однако, вернемся к более благоприятным вещам. Если говорить о Воскресных школах, то их много, практически они работают во всех приходах, где-то более успешно, где-то менее. В поселке Тельма, к примеру, создан целый Образовательный Центр, где занимаются не только дети, но и взрослые, оправдывая тем самым пословицу «Учиться никогда не поздно». Воспитывая детей, мы воспитываем в какой-то мере и себя.

— Владыко, Вы, конечно, знаете, что 2010 год в России объявлен годом учителя. Без этого главного, скажем так, персонажа никакое образование, никакое воспитание невозможно. Как Вы оцениваете состояние учительства сегодня?

— Хорошо уже то, что у нас еще существует это понятие — учитель, и что отмечается не год преподавателя, а все-таки Учителя. Ведь кто такой учитель? Это не тот, кто дает определенную сумму знаний, но который соучаствует в становлении человека в целом — и нравственном, и интеллектуальном, и физическом.

Из этого мы видим, что не всё у нас потеряно, сегодня происходят определенные положительные процессы. В общественном мнении, наконец-то, учитель стал возвращаться на подобающее ему место — уважаемого, почитаемого человека. Ведь мы еще помним, как много значил учитель в советское время. Если учитель приходил к директору предприятия, то никто не смел отказать ему в той или иной просьбе. Учитель было понятие святое. Что там говорить - учительский труд, он неоценим, он требует колоссальной самоотдачи. И я хочу сказать, что в большинстве своем учителя такими и остались. Тот, кто не может работать в школе, уходит сразу, за редким исключением.

Остаются самоотверженные, жертвенные люди. Во всяком случае, таких я вижу в наших православных учебных заведениях. А они ведь все пришли из светских учреждений, и там они были точно такими же. Кто-то более талантлив, кто-то менее, но желание работать, но верность идеалам — у всех.

Учитель — это должность от Бога, ибо он пред Ним ответственен за души вверенных ему детей. Многие это и в советское время чувствовали интуитивно, и поступали в соответствии с этим чувством. А сегодня все больше и больше учителей приходят в церковь, приводят детей. Это уже люди, которые готовы к осознанному просвещению.

Конечно, хотелось бы, чтобы материальное положение учительства улучшилось. Они того заслуживают, да и в глазах детей для поднятия престижа профессии материальная сторона сегодня имеет большое значение, что бы мы там ни говорили. Это, в первую очередь, забота государства, властных структур на местах, общества в целом. Мы, к сожалению, тоже не располагаем достаточными средствами, чтобы материально поощрять наших учителей, так, как бы того хотелось.

В заключение хотелось бы высказать надежду, что с помощью Божией всё у нас наладится. Вся западническая шелуха, которой обросли сегодня наши школы, отпадет, и в них останется всё только самое лучшее. И светильник, зажженный два с половиной века назад на берегах Ангары нашим великим святителем, не погаснет никогда.