На благоустройство Спасской церкви

 

Сибирь благовествующая

Колокольный звон неотъемлем от Богослужения. Он зовет прихожан в храм, печалится и радуется небесному и земному. И от того, какие колокола на звоннице, очень многое зависит. Но качество колоколов — еще полдела. Чтобы они зазвучали-запели, благовествуя о спасении, призывая прихожан к покаянию и молитве, нужно еще и расположить их на колокольне-звоннице, да не как придётся, а с толком и смыслом. Проще говоря, колокола надо правильно развесить. Людей, умеющих это, немного. Почти все они знакомы друг с другом. И было б совсем неплохо, если бы о них самих, их способностях и возможностях знали также и священники, настоятели храмов. Ведь колокола — не елочные украшения, не новогодние гирлянды. Определяют их на место постоянной прописки не к праздничной дате, не на год — на многие сотни лет, а даст Бог, до скончания века. Один из таких людей — наш звонарь и член редколлегии (журналист по первой профессии) Александр Ипполитов.

Трижды в году, когда поминают и чествуют пророка Божия Иоанна — в день третьего обретения честной главы Предтечи, в рождество Крестителя и в день усекновение его главы — в Свято-Троицком Селенгинском монастыре собираются паломники из многих городов Восточной Сибири для восхождения на расположенную недалече Иванову гору. По преданию, на её вершине местная благочестивая крестьянка Перова, влекомая нетварным светом, чудесным образом обрела икону с изображением Иоанна Крестителя.

Вот и 7 июня 2009 года крестный ход выступил из монастыря. А мне поручили выехать вперед на машине и в селе Ильинка, стоящем на пути паломников, быстро навесить и закрепить колокола на звоннице во дворе недавно восстановленного храма Ильи Пророка. Как я спешил и старался, чтобы успеть закончить работу до подхода крестоходцев и встретить их колокольным звоном, об этом распространяться не буду. Скажу только, что не было в моей практике другой такой же срочно-неотложной и потому исключительно напряжённой работы, как в этот раз. И всё же с Божьей помощью и поддержкой местных звонарей справился и встретил крестный ход таким радостным и торжественным звоном, на какой только способны я и новенькие, по счастью, нетяжёлые колокола. А был у меня в запасе всего лишь час. К слову сказать, многотонные колокола на Казанский храм в Иркутске мы с братьями во Христе поднимали два с половиной месяца.

Мы любим свою работу. Услышим любой призыв к труду во славу Божию — и у нас, звонарей, загораются глаза. И мы, не раздумывая, бросаем текущие рутинные хлопоты и едем — в ближайшее село, в отдалённый рабочий поселок, в райцентр на севере области. Почему? Зачем? Что влечёт нас в дорогу? Желание сменить обстановку, развеяться? Возможность хорошо заработать? Да нет же! Часто мы делаем это бесплатно. Конечно же, не отказываемся от мзды, если её предлагает нам настоятель храма или попечитель-благотворитель — сам, без наших напоминаний. Обычно же, завершив многодневную работу, смиренно молчим, ожидая милости Божией. Хотя, если откровенно, случилось однажды исключение из правил, но и объём работы был тогда исключительно, даже чрезвычайно велик, и духовная наша неопытность в то время многое объясняет и оправдывает.

Мы не ищем сиюминутной выгоды. Велика ли в ней корысть, когда Господь дарует нам участие в таком грандиозном проекте, как Русь благовествующая! Милость Божья нисходит вместе с благодатью, которую мы получаем как строители новой России, что не может не отразиться на жизни каждого из нас.

Господь благословил и споспешествовал тому, чтобы я, раб Божий Александр, приложил руки к устройству звонниц в Аршане, Кырене, Усолье-Сибирском, Тулуне, селах Ильинке, Каменке, Олхе, Верхоленске, Большой Елани, посёлках Чунском, Марково, Листвянке и в трёх храмах Иркутска. Навешивал или перевешивал колокола, мастерил станок звонаря и крепил струны-тяги, чтобы с пятью-шестью, а то и одиннадцатью кампанами мог управиться один звонарь.

По бедности нашей приходской порою случалось приспосабливать для звона корабельные рынды, сувенирные бубенцы, а то и вовсе обрезанные газовые баллоны. Андрей Поляков разделил со мною труды на пяти колокольнях. Товарищи по ремеслу и мои ученики вместе со мной и без меня продуктивно работали на развесе колоколов в церквях Ксении Петербургской, Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, Преображения Господня, Казанской иконы Божьей Матери — это в Иркутске, а также в поселке Мама и городе Бодайбо.

Вот имена специалистов, преподавателей и учеников Школы церковных звонарей храма Спаса Нерукотворного Образа, тех, кто имеет успешный опыт развеса колоколов: Иван Меньшенин, Андрей Поляков, Михаил Громыко, Игорь Рудаков, Сергей Уваров, Денис Верхозин, Даниил Клековкин.

Каждая новая колокольня — это терра инкогнито, неизвестная строительная площадка. Никогда не ведаешь, с какими проблемами столкнёшься, ничего нельзя знать заранее: либо всё оптимально продумано для развеса колоколов, либо с точностью до наоборот — колокола здесь не долгожданные родные дети, а пасынки — стесняющая навязчивая досада. И в последнем случае придётся найти (и ведь находишь!) такие технические решения, которые не запечатлены ни в твоей памяти, ни в заимствованном опыте коллег. Но виду не подаёшь, что озадачен и немного растерян, — ты ведь представляешь Школу звонарей из областного центра! Если нет конкретного опыта, на выручку приходят смекалка, привычка искать и не сдаваться, творческая дерзость и навык молитвенного обращения за поддержкой к Отцу Небесному.

Мы, звонари, убедительно настаиваем на том, чтобы с нами советовались не после освящения храма, а еще до его строительства — на этапе проектирования колокольни. Тогда мы смогли бы изложить зодчим свои компетентные замечания и конструктивные требования по устройству колокольни, чтобы расположение проёмов и балок способствовало, а не препятствовало правильному развешиванию кампанов, что, без всякого сомнения, служит на пользу людям и во славу Божию.

Как радует и волнует осознание того, что в результате твоей работы начинается иной отсчёт времени — обновлённая жизнь древней страны, и, вроде бы, той же, но уже с колокольным звоном; продолжается история благовествующей России. Еще вчера в каком-нибудь окраинном городке не звучали колокола, трагически умолкнувшие почти столетие назад. Но вот ты приехал, приложил усилия, помолясь и призвав на помощь Бога, и над домами призывно зазвучал торжествующий голос архангела Гавриила, как называют звон благовестника. Когда знаешь, что после тебя останется нечто важное, несуетное, от такой перспективы дух захватывает. Ведь и старые мастера минувших эпох, развешивая колокола, конечно же, ощущали и осознавали, что работают на века, и это воодушевляло и вдохновляло их, придавало сил для тяжелейшей работы.

Один из моих друзей и коллег навешивал колокола в тех храмах, что построены в исправительных учреждениях (колониях) руками заключённых, которых окормляет наша епархия. И когда он, технарь, эмоционально сдержанный и деловой человек, описывал сильнейшее впечатление от своей работы, его неожиданно пробило на поэзию: «Это было торжество, праздник сердца среди серых будней, это как всплеск солнца в пасмурный день, как проблеск света сквозь тучи, это как вспыхивающие в сумерках зарницы и сполохи отдалённой и пока ещё невнятной грозы, очищающей и обновляющей землю».

Александр Ипполитов