На благоустройство Спасской церкви

 

Это счастье - жить в эпоху Распутина

В Иркутской православной женской гимназии во имя Рождества Богородицы чествовали великого русского писателя Валентина Григорьевича РАСПУТИНА, которому в марте исполнилось 75 лет.

Это было, наверное, самое необычайное чествование, в котором мне пришлось принимать участие. Это была Богом данная встреча абсолютной юности, как бы выскочившей ранним утром на порог жизни, и, не скажу старости, скорее — старчества, с его глубинной мудростью, бесконечным земным одиночеством и устремленностью в мир иной, еще недоступный и даже чуждый юным существам. Но удивительно, что встреча эта, тем не менее, была органичной, живительной для обеих сторон.

Вначале отслужили молебен о здравии и многих летах юбиляра, который провел митрополит Иркутский и Ангарский Вадим. И уже здесь зазвучала эта невыразимо щемящая нота. Стоящий среди гимназисток знаменитый писатель с печальными, уводящими вглубь душевного космоса глазами, выглядел… тоже подростком, только очень-очень уставшим.

После «Многая лета» перешли в зал, где девочки-гимназистки пели песни, читали стихи, произносили признания в любви к писателю. И как-то особенно пронзительно прозвучал отрывок из очерка Валентина Григорьевича «Светоносное имя» — о Пушкине.

«…Вот бьет родник с чистой живой водой… неспособный иссякнуть. Кто-то подойдет, зачерпнув полной чашей, утолив жажду , мгновенно оживет. А кто-то, как эликсир, принимает по глотку, и наращивает, напитывает в себе сладкое чудо — быть человеком. Скольких привел к нравственности, скольких к Богу. Он, кто, как известно, ангелом не был, скольких привел он к Отечеству, опалил его сладким дымом, указал на святость вековых камней, натомил милыми пределами!.. Как далеко глядел он, сколь многое провидел, и на сегодняшний день, торжественный и тревожный, он оставил нам завещание, относящееся и к себе, и к событиям, нависшим сегодня над всем миром бешеным и мстительным злом».

Да ведь все это мы можем сказать и о нем, нашем земляке, пророке, живущем не только в нашем Отечестве, но в нашем городе. Как же должны ценить мы эту избранность! Владыка Вадим понимает и воспринимает это обстоятельство всех острее и старается донести свои чувства до остальных, особенно до юного поколения.

— Мне бы хотелось, чтобы те слова назидания, которые Валентин Григорьевич обращал к вам на протяжении всего существования гимназии, как ее попечитель, были бы вам непременно памятны. Потому что вы вырастете, и многое из того, что происходит сейчас, вами будет воприниматься совсем по-иному. Многое будет представляться вам таким значимым — каждое слово, каждая интонация, даже может быть, модуляция голоса Валентина Григорьевича… То, что я сегодня говорю Валентину Григорьевичу — не просто дань уважения. Вы эти слова можете зарубить на стенах: «Мы счастливы, что живем в эту эпоху — эпоху Распутина, что мы его сограждане…»

Безусловно, и эта встреча навсегда врежется в память ребятишек. Да и Валентин Григорьевич унесет в свою трудную дальнейшую жизнь утешение, которое всякому, а тем более ему, попечителю, стоявшему у истоков создания гимназии, ложится на сердце при виде этих солнечных девчушек.

— Как все здесь изменилось! — подивился он. — Как красиво, как уютно. Какие хорошие батюшки и матушки, а особенно детки. Как будто их давным-давно воспитывали, именно так, как нужно для православного человека, еще задолго до гимназии…

Действительно, глядя на маленьких девчушек и уже на взрослых девушек, не устаешь удивляться: «Откуда что берется!». Уж их родители выросли в перестроечную бурю, они сами с телевизорами-компьютерами с пеленок, а гляди ты: поют, рассказывают, будто только что от деревенской зыбки отошли. Ради этого стоит трудиться, проливая над белым листом капли крови с души своей. Как это и делает Валентин Григорьевич, и о чем так проникновенно говорил владыка Вадим:

— Вы — великое достояние нашего народа, потому что в обычной жизни находите место подвигу. Подвигу, который совершать очень и очень тяжело: оставаться самим собой в окружающем мире, иметь свое суждение и выражать его даже тогда, когда весь мир против. Но еще больший подвиг осознавать, что, может, ты один остался, может, других людей и нет, может, я сам чего-то не понимаю, может, действительно сошел со стапелей блага, которые несут человеку счастье. А может быть, и вообще нет его, счастья? И редко находишь в себе силы сказать: оно есть, и оно возможно только в одном — во укрепляющем мя Иисусе. Если Господь укрепляет, тогда жизнь человека не напрасна, если Господь укрепляет, тогда и жизнь мира не напрасна. Если существуют такие праведники, тогда и жизнь на этой земле не безразлична. Если в городе Иркутске есть такой человек, как Вы, значит, у нас есть надежда на спасение. Спасение, прежде всего, духовное, но и не только духовное, а и физическое, физиологическое.

…Вы для нас радость, счастье в любом состоянии, потому что Вы столько сделали, столько оставили миру, что этим превзошли все то, что можно было сделать на этом месте. Все годы Вашей жизни — некое напоминание всем нам, напоминание о подвиге, напоминание о духе, душевности, о сердце. О любви, пронизывающей человека, о таланте, который в самых тривиальных, даже грязных событиях, может отыскать бриллиант этой любви.

И вся речь владыки: и перед молебном, и после него наполнены были такой любовью, такой исповедальной искренностью, какую редко встретишь в современной жизни, тем более на публичных мероприятиях. Как часто мы в подобных обстоятельствах слышим фразу: «Земной поклон вам, дорогой». Но, как правило, поклон бывает в лучшем случае поясным, а то и вовсе остается виртуальным. Единственный раз, в этот день, мы видели его в настоящем виде. Митрополит Иркутский и Ангарский Вадим опустился на колени перед писателем-пророком Валентином Распутиным. И все мы понимали, что не земной знаменитости кланяется теперь владыка, а образу Божию, который так ярко светится в этом человеке.

Зоя Горенко